DC: A Game of You

Объявление

Розыск:

Новости:
17.06. Форум ждет желающих покорить просторы вселенной DC! В честь запуска линейки Rebirth для всех канонических персонажей объявляется месячник упрощенного приема. Не упустите свой шанс!
Всех игроков просим обратить внимание на тему ПЕРЕКЛИЧКИ. Она продлится до 25 июня.
Не забываем читать объявления от администрации: ОБЪЯВЛЕНИЕ

11.03 Дорогие игроки и гости форума, рады сообщить, что у нас полностью обновился СЮЖЕТ, который продолжает историю "Сердца Единства". Кроме того, появилась новая "АКЦИЯ МЕСЯЦА". В этот раз она посвящена напарникам! Вы еще не с нами? Тогда есть шанс пройти по упрощенной анкете.

10.03. Напоминаем всем игрокам, что необходимо обязательно перезаполнить ЛЗ, чтобы картинки в профиле отображались корректно.
Администрация:

Топы:
Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Наигация:
Активисты недели:

Об игре:
Что это за форум: Форумная РПГ (FRPG) DC: A Game of You
Тематика: по мотивам DC COMICS
Приключения | Триллер | Драма | Детектив
Рейтинг игры: NC-18
Организация игры: эпизодическая
Тип Мастеринга: смешанный
Эпизод недели:

GREAT RUBBERY
Путешествия во времени - штука сложная и не поддающаяся контролю. Профессор Тоун уже давно "положил глаз" на космическую беговую дорожку, которую Флэш использовал для перемещений во времени. Настало время построить свою! Вот только как сделать это без чертежей… но когда добыча желанного была проблемой? Особенно для самого быстрого на Земле преступника. А перехитрить самого быстрого на Земле героя не составит труда.
Сводка игровых событий:
История с поисками "Сердца Единства" подошла к своему логическому завершению. Могучий артефакт был найден, зло остановлено и навеки погружено обратно во тьму, из которой возникло. Энергетические аномалии прекратились. Но никто не подозревает, что из глубин Вселенной в сторону Земли надвигается новый враг, который жаждет получить могущество нашей планеты, а его союзники заставят героев и злодеев планеты заключить неожиданные альянсы...

Сюжетные эпизоды:
Кровью и смехом
Ледяная тюрьма
"Sweet" Dreams
Первый шаг во тьму
Цветущие сады безумия
Осколки истины на плитах безмолвия
Случайная статья:

«Джимбо» не равно «Пумба»
Он гроза готэмской преступности, и речь сейчас идет вовсе не о Темном Рыцаре. Джим Гордон за свою долгую карьеру сумел многого добиться и многое успел потерять. Мы решили расспросить любимчика форума о сделанном выборе и о том, чем он занимается по ту сторону монитора..
Новый выпуск
«Injustice Journal»:

Также читайте в этом выпуске:

Слово редактора
Главные итоги форума
Вдохновляемся северными мотивами
Как развлекаются персонажи DC?
Комикс-новинки сезона
Музыка для души

К прошлым выпускам:

Тыквы, фонари и праздники
Королева Мира или Фея в райском саду?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DC: A Game of You » The New 52 » Back on the Wagon


Back on the Wagon

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

"Never thought I would be like this" ©

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/2f/94/e4/2f94e44fcb7f641acc7727217edc989b.gif
Back on the Wagon
Sam Brannan, Noah Waaktaar-Savoy
Городская тюрьма

В попытках спасти Ноа, Сэм ввязалась в непрятности, угрожающие жизни обоих. Бунт пленных дал Сэм и Ноа шанс укрыться от банды Кассо, но есть ли выход из этой опасной клетки?

0

2

Холодные и неприветливые стены медблока обещали быть их недолгим, но вполне надежным укрытием. Эта часть тюрьмы особенно кишила замками, ведь здесь были лекарства — то, что всегда в цене в нынешнем мире.  Двери были оборудованы  и ныне ненужными электронными замками, и несколькими свежепоставленными затворами и навесными замками. На последние надежды не было никакой: крупные  бугаи Кассо вынесли бы здесь дверь с замком, даже не моргнув глазом.
Холодящая стена за спиной отрезвляла и приводила в чувство. Дыханье сбилось, и, кажется, даже приглушало шум снаружи, доносящийся из отдаленных коридоров. Страх уже давно проник внутрь и продолжал окутывать каждый уголок тела Сэм. Она не боялась за себя. Как и много дней назад, когда они потерялись с Ноа, а потом с Норой...Сэм все так же, почти панически, неконтролируемо боялась за Ноа. Каждый день, каждая минута были пыткой. Жив ли? Здоров? Цел? Вот и сейчас девушка боялась за жизнь парня больше, чем за свою. Если бы сейчас зашли люди Кассо с оружием наперевес, если бы пришлось выбирать сидеть и ждать или закрыть собой Ноа, Сэм безрассудно кинулась бы вперед...ровно так же как и Ноа. Они — Ахиллесова пята друг друга.
Одной рукой Сэм крепко сжимала ружье. Девушка  перевела взгляд на Ноа. Его лицо почти сливалось с бледной стеной тюремного лазарета, лишь нагоняя панику на и без того едва теплящееся самообладание Сэм.
Голос доктора звучал как в тумане, и, лишь после того, как он потряс Сэм за плечо, девушка стала улавливать смысл его слов, - Я перенес сюда твои вещи. Надо собрать лекарства и бинты на первое время, пока люди Кассо не додумались проверить медблок.
Короткий кивок, и Сэм уже вскочила на ноги и судорожно перебирала трясущимися руками непонятные склянки на полке, куда указал док. Морфин? Нет. Сэм всегда боялась его. Морфин означает, что иначе помочь уже нельзя. Впрочем, немного замешкавшись, девушка все же сунула несколько ампул в сумку, дополнив их ампулами кетонола и тем, что назвал док. Пачка шприцов в потрепанной упаковке, точно такие же бинты — в ход шло все.
- Ты как? -  девушка вернулась к Ноа и опустилась рядом с ним, бросив рядом рюкзак. Бинты пропитались кровью, что еще больше нагоняло панику на Саманту, - Мы выберемся отсюда, слышишь? - девушка обхватила лицо парня ладонями и заглянула в глаза. Он должен держаться. Должен.
- Голубки, - доктор снова подал голос. Он опустился рядом и заговорил чуть тише, словно боялся, что их могут подслушать, - Этот план должен был сработать позже, после подготовки, и как парень оклемается, но сейчас другого выхода нет. Здесь недалеко есть мусорник — раньше это был мусоросборник, сейчас туда выбрасывают тела, чтобы не воняли тут. Раз в неделю их вывозят, - он поморщился, - Вчера вывозили, но запашок там все равно скверный. Думаю это ваш единственный шанс — только оттуда есть не охраняемый выход, да и искать там вас вряд ли будут.

+1

3

Тогда…

Дождь усиленно барабанил по оконному стеклу и лишь изредка прерывался суровыми раскатами грома, содрогающими свинцовое небо. Море бушевало и опрокидывало волны на крутые скалы, которые из последних сил пытались удержать буйство стихии.
Из-за непогоды пейзаж смазывался и превращался в одно большое серое пятно. Линия горизонта давно стёрлась, а затянутое грозовыми тучами небо смешалось с чёрным песком бергенского пляжа.
Окно в комнате Ноа было приоткрыто, отчего дождевые капли падали на подоконник. В результате на нём уже образовалась небольшая лужица, которой бы хватило для полива одинокого кактуса, грустно сидящего в керамическом горшке.
Потоки свежего воздуха обдували кожу, заставляя дышать полной грудью. В воздухе пахло озоном, которого с каждой секундой становилось всё больше. Савой обожал грозу и мог часами наблюдать за её представлением.
Вот и сейчас парень сидел на постели и попеременно переводил взгляд с девушки, находящейся подле него на полу, на разрываемое редкими всполохами молний небо.
Нежное, но ощутимое нажатие на коленную чашечку заставило Ноа скривиться и издать едва слышный стон.
- Ничего… - он предупредил возможное «прости» от Сэм, заставив её закрыть рот и растянуть губы в столь любимой лёгкой улыбке. Её рука массировала колено, заботливо втирая в повреждённый сустав мазь (одну из многих, прописанную врачами). Закутанная в его свитер крупной вязки и в забавных унтах на ногах Бреннан выглядела до невозможности мило. Это заставляло Ноа едва сдерживать улыбку. Сам же парень сидел в нижнем белье и футболке. – Я бы мог и сам с этим справиться.
- Угу, - движения Сэм стали более интенсивными. – Чтобы ты потом опять забыл смыть мазь и потёр глаз?
Их взгляды встретились. Долю секунды комната хранила гробовое молчание, а потом разразилась заливистым юношеским смехом.
- Лучше я сама.
Смех закончился столь же быстро, сколь начался. В комнате вновь повисло молчание. В небе громыхнуло, а в открытое окно ворвался очередной поток сурового норвежского бриза, пробираясь под белую футболку, заставляя по спине бежать мурашки, а сердце ускорять свой ритм.
Ноа осторожно касается ладонью лица Сэм, заставляя её поднять взгляд и оторваться от процедуры. Пальцы парня заботливо убирают ей за ухо прядь волос, которые растрепал злой ветер.
Он тянет её на себя, ловко подхватывает и опускает себе на бедра, усаживая поудобнее.
- Мне кажется, ты уже целый тюбик втёрла. Наверное, этого достаточно.
Он практически шепчет, коварно лаская слух и распаляя желание, касаясь губами и распалённым дыханием мочки уха девушки.
- Что ты делаешь? – Сэм улыбается и упирает руки в мужскую грудь, прикрывая глаза. – Дурак…
Ноа вдыхает такой родной и любимый запах, целует девушку в скулу, после чего опускает голову ниже, упирая лоб в женское плечо.
- Не знаю… наверное, просто схожу с ума…

***

Сейчас…

Порой Ноа казалось, что нужно всего лишь открыть глаза, и весь этот кошмар перестанет быть реальностью, оставшись лишь призрачным сном.
Но это было не так… Боль слишком реальна, лицо Сэм слишком напугано, а на тугой повязке, успевшей за время «прогулки» ослабнуть, слишком много крови.
Его, словно тряпичную куклу, прислонили к стене и оперли о холодный кафель. Пару раз Ноа едва не сполз на пол. Финн его вовремя подхватил. Ноа цеплялся рассеянным взглядом за знакомую физиономию школьного друга. Если бы он мог, то обязательно обнял бы его. Финн был жив.
Кровь продолжала сочиться, Савой понимал, что швы разошлись, но сейчас думать об этом было некогда. Прежде всего, надо выбраться из этой потрошильни. Желательно, живыми.
- Все хорошо, Сэм… - он заглянул ей в глаза и вновь казался холодным, чужим, одиноким. Сейчас так было лучше. Норвежский мальчишка внутри рвался наружу, но засохшая кровь на руках напоминала о том, где они находятся и кем Ноа пока должен быть. – Правда…
Доктор изредка кидал не него обеспокоенные взгляды. Савой всё ещё не доверял этому типу, но другого выбора не было. По крайней мере, док не пытался их пристрелить или прирезать, а этот факт внушал хоть какую-то уверенность.
Предложенный план побега вызывал много вопросов. 
- Неужели подвох только в запахе?
Ноа попытался подняться. Вышло у него это с трудом, поэтому Финн и Сэм синхронно подхватили парня под руки.
- Подвох, парень, в твоём состоянии.
Ноа заткнулся и плотно сжал губы, всматриваясь холодным стальным взором в глаза доктора, спрятанные за очками.
- Сколько крови ты уже потерял? Сама рана не опасна при должном с ней обращении. Но это не твой случай. Швы расходятся с каждым резким движением, повязку можно выжимать, а твоё лицо сливается с кафелем в медотсеке.
- А ты беспокоишься за мою жизнь из чистого благородства?
В медотсеке повисла напряжённая тишина, сдавливающая барабанные перепонки. Из коридора доносились крики. Всё ещё слышались выстрелы, глухие удары, реже – вскрики.
- Нет, я беспокоюсь о той, чью жизнь ты ещё можешь спасти.
Бровь Ноа вопросительно дёрнулась, а рот приоткрылся. Несколько мгновений его зрачки дрожали, переваривая произнесённую доктором фразу. Речь шла явно не о Сэм, которая тоже не понимала, что происходит.
Савою хватило доли секунды, чтобы вырваться из крепкой хватки друзей, схватить доктора за шею и впечатать его в кафельную стену. И плевать ему было, что раздавшийся грохот могли услышать.
- Повтори, что ты только что сказал!
- Лишь дал тебе надежду,-  док едва заметно улыбнулся, что при стальной хватке Вактаара было сделать весьма проблематично. – Ты ведь всё понял. Я знаю… кто ты. Знаю… кого ты… ищешь…
- Ноа, хватит! Ты придушишь его!
Финн отвёл друга в сторону, давая возможность отдышаться обоим. Сэм в ужасе застыла неподалёку, приложив ладонь ко рту.
- Твоя сестра жива, Ноа.
"Удар под дых", перехвативший дыхание и заставивший тошноту подступить к горлу.
- И, поверь, я не вру.
Контрольный в голову, который окончательно погрузил медотсек в звенящую тишину.

+1

4

Каким-то седьмым, восьмым чувством Саманта чувствовала, что док не желает им зла. Причин девушка не понимала, но в положительной направленности его намерений не сомневалась. Едва ли он затевает весь сыр-бор только для того чтобы развлечься самому или развлечь Кассо который все это время наблюдает за ними через какую-нибудь щель в стене. Здесь сейчас происходят серьезные дела, из которых существовал, кажется лишь один выход.
Ноа, все это время старательно подпирал стену, едва удерживаясь на ногах, похоже был не особенно доволен попытками Доктора их спасти. Ноа не доверял ему. За это его нельзя было винить, ведь одному ему известно, через что он прошел, как и где заработал все эти шрамы, которые видела Сэм.
Наверняка, если бы Бреннан думала бы сейчас обо всем этом, то ее лицо было бы больше похоже на лицо приговоренного к казни, а сердце застучало бы заметно быстрее. Впрочем, быстрее было некуда, да и на раздумья времени не оставалось. Ноа был плох, за дверью шла ожесточенная борьба за жизнь, в которой люди проигрывали, а нелюди одерживали победу.
Хотелось, чтобы Ноа замолчал, чтобы перестал играть в героя и просто поберег себя. Ему сегодня еще понадобится много сил, а они и так на исходе. Только парень не унимался. Он вновь и вновь провоцировал доктора, отправляя в его сторону короткие и резкие фразы, выказывающие его недоверие. Причин Сэм не знала, но сейчас ей правда было плевать на них. Главное, что этот человек пытается помочь им, спасти.
- Ноа, - лишь едва слышно пыталась усмирить пыл парня Сэм и чуть сжала его предплечье в попытке образумить и остановить, однако, Вактаар не унимался. Напряженная тишина, повисшая в затхлом воздухе была разрезана раскаленными словами дока: Нет, я беспокоюсь о той, чью жизнь ты ещё можешь спасти.
Что?
Что он сказал? Даже Сэм, беспричинно слепо верившая в благие намерения врача, замерла в неверии. Доктор не может быть подлым, не должен. Он не может играть с ними, только не сейчас, не в этой ловушке, ведь здесь и так все слишком сложно.
Тишина. Внезапно Сэм словно погрузилась в темноту, в  какую-то непонятную дыру,  которой нет чувств. Вакуум. И, если Сэм просто оторопела, то Ноа снова оголил шашку, кинувшись на дока и припечатав его к стене.
Слова Дока колюче прошлись по сознанию девушки, больно отозвавшись где-то в глубине. Груз вины и скорби, жалости к себе и Норе, вдруг снова навалились на плечи и заставили девушку сгорбиться. Адекватно отреагировал лишь Финн. Парень оттащил Ноа в сторону, но не отпустил его потом. Кто знает, чего он боялся: Что Ноа снова кинется на дока или же, что осядет на пол.
- Жива? - Сэм моргнула несколько раз, словно пробуждаясь ото сна. Теперь уже она сделала несколько шагов вперед, вплотную подходя к врачу, - Откуда ты знаешь? Как вообще…
Однако, док прервал девушку, - Сейчас на это нет времени. Надо выбираться отсюда, иначе наша смерть будет долгой и мучительной, - он задержал взгляд на девушке, а затем перевел его на Ноа, - Еще будет время.
С этими словами мужчина подставил стул к шкафу и, заскочив на него, снял сверху потертый чемоданчик с инструментами. На противоположной стене виднелась квадратная дверца, на которой и сконцентрировал свои действия док.
- Нам нужна веревка. Вон в тех шкафах и на кушетках есть простыни, - откручивая очередной болт,  отверткой он указал на шкафы, откуда только что выудил инструменты, - Свяжите их вместе. Спустим сначала Сэм, потом Ноа, Финн, ты поможешь мне удержать его, а Сэм примет его снизу. Завяжите лицы платками - вонь там будет знатная.
Спорить о стратегии было не время, к тому же план дока звучал разумно. Док, кем бы он ни был и чего бы не хотел сейчас, был прав. Сейчас главное уйти из этого места подальше, а потом они будут разбираться кто прав, а кто виноват. Все потом.
- Давай ты, - Сэм подскочила к Финну и перехватила у него Ноа, словно тот был марионеткой, припертой к стенке. Девушка заглянула ему в глаза, надеясь привлечь ускользающее внимание, - Эй, Ноа...Ноа, посмотри на меня. Пожалуйста... Я знаю, что он… -  мысли сбивались от волнения и ужаса. Сэм сама едва держала себя в руках, - Нам нужно убираться отсюда, слышишь? Тебе нужны силы...Пожалуйста, не трать их сейчас на это...Помоги мне…
Она была права. Если Ноа сейчас не успокоиться и не побережет себя, то едва ли он выдержит спуск вниз.
- Давай, тебе надо присесть. Я помогу Финну, и мы уберемся отсюда. Хорошо?

+1

5

Упереться в стену и не дышать…
Грудь Ноа учащенно вздымалась, но кислорода отчаянно не хватало. Парень хватал губами воздух, при этом хаотично цепляясь туманным взглядом за расплывающийся перед ним пейзаж.
Пару раз он едва не упал: рука соскользнула со стены. Финн ловко подскочил и вновь подхватил друг под плечо, не давая тому повалиться на холодный кафельный пол.
Кровь барабанила в висках, а голова готова была лопнуть от переполняющих её мыслей.
Всё это время он продолжал следовать за надеждой, несмотря на то, что с каждым днём она постепенно угасала. Нора была всем в его жизни, а теперь, узнав о том, что сестра жива…
Это сложно описать словами. Савой задыхался.
Трясущаяся рука судорожно провела по спутавшимся и сальным от пота волосам. Шумный выдох казался слишком болезненны, словно вместе с воздухом из грудной клетки парня выкачивали жизнь. Что происходит? Разве он не должен радоваться и прыгать от счастья? Что это за странное чувство, которое гложет его изнутри?
Безумно хочется припечатать дока к стенке вновь и задать столь интересующие парня вопросы. Но он сдерживается, и не потому, что сил в истощённом организме практически не осталось. Его попросила об этом Сэм.
Что чувствует она? Продолжает казаться так сильный и невозмутимой… Так ли это на самом деле?
Господи, в кого они превратились? В чужих друг другу людей, скрывающихся за масками горя и одиночества. Как не хотелось в это верить… как не хотелось жить во всём этом дерьме, которого с каждым днём становилось всё больше.
Ноа тиранул тыльной, более-менее чистой стороной ладони щеку, украдкой смахивая сбежавший по ней тоскливый и скупой солёный ручеек.
Вокруг началась какая-то возня, к которой Ноа не имел абсолютно никакого отношения. Мир словно перестал для него существовать: всё сплелось в сгусток чувств и эмоций, заставляющий сердце биться со скоростью света. Савой приложил ладонь к груди, сжимая ослабшими пальцами кожу. Брови болезненно сползли к переносице, а глаза прикрылись.
Он почувствовал, как тело повело, хотел было ухватиться за ближайшую точку опоры, но в последний момент решил поддаться падению.
Хотелось забыться. Хотелось, чтобы весь этот кошмар закончился.
Он пытался быть сильным, хотел спастись и выбраться из этой проклятой живодёрни. Но слова доктора оказались слишком сильным ударом, подняться после которого было невозможно.
- Ноа…
Его зовут, или парню это лишь кажется?
- Ноа, посмотри на меня. Пожалуйста…
Нет, не кажется… Знакомый голос на мгновение выдернул его из глубин подсознания, заставив поднять покрасневший взгляд на девушку.
- Всё нормально…
Наглая ложь, которая была небрежно брошена в лицо Сэм.
- Я ещё не умер, Сэмми. Справлюсь…
Голос Вактаара казался чужим, хриплым, холодным и… страшным…
Бреннан было протянула руку, но Савой отказался, сделав соответствующий жест ладонью. Одной рукой он упёрся в кафель, вторую приложил к теперь уже розово-багровой повязке. Шумный выдох сорвался с едва приоткрытых губ. Парень совершил рывок и поднялся, пытаясь крепко стоять на ногах.
- Мы ещё не закончили.
Он заглянул за стёкла очков, улавливая взгляд врача, внимательно следившего за ним всё это время.
- Я знаю. Береги себя, парень.
За дверью медблока послышался звук разбитого стекла, а после — несколько глухих ударов, постепенно переходящих в чавканье. Похоже, что кто-то использовал огнетушитель не по его прямому назначению.
Савой плотно стиснул зубы, отчего скулы парня нервно передёрнулись. Похоже, пособники Кассо не обладали теперь численным преимуществом, и вся территория тюрьмы превратилась в настоящее побоище, выбраться живым из которого с каждой секундой становилось всё сложнее. Сейчас Ноа, Сэм и Финн могли лишь следовать плану, предложенным доктором.
- Да… не знаю, должен я говорить это или нет, - Вактаар на мгновение замялся, взвешивая собственные мысли. - Спасибо.
Финн с Сэм уже ждали у небольшого люка, ведущего сквозь настоящий ад к их призрачному спасению.
Девушка, как договорились, спустилась первой. Сердце в груди Ноа вновь бешено заколотилось.
- Ты следующий, дружище.
Савой кивнул, завязывая концы платка, прикрывающего лицо, в тугой узел на затылке. Финн хлопнул Вактаара по плечу, помогая подняться и страхую от возможного падения. Импровизированную верёвку обмотали вокруг талии — спускаться на руках Ноа было слишком тяжело.
Забравшись в отверстие, он свесил ноги, удерживая весь на предплечьях.
- Готов? - Финн с доком натянули верёвку, Ноа утвердительно кивнул, после чего отпустил руки. Его плавно начали опускать вниз.
Отвратный приторно сладкий запах тут же ободрал носоглотку, заставляя глаза слезиться. Ноа приложил ладонь к лицу, закрывая нос и рот. Это не помогло.
Сэм подстраховала его внизу, быстро разматывая верёвку и придерживая парня за плечи. Ноги увязли в чём-то тягучем. Думать о том, во что они вляпались, решительно не хотелось.
Он не выдержал. Савой одернул руку Сэм и сделал несколько быстрых шагов в сторону. Сорвав платок, парень согнулся пополам, после чего его вырвало желудочным соком.
Позывы повторились ещё пару раз, заставив Вактаара упасть на колени.
Позади послышался грохот, заставивший тело вздрогнуть от неожиданности: приземление Финна нельзя было назвать удачным.
Сэм, едва сдерживающая приступ тошноты, металась от одного парня к другому, проверяя их состояние. Ноа лишь махнул рукой, давая понять, что жив. Его вновь вывернуло наизнанку, заставив закашляться.
Сверху послышался скрежет металла, док заметал следы, скрывая их побег. Ноа уколола совесть, но думать об этом парню сейчас не хотелось.
- Надо идти, - Финн подхватил другу под руки, поднимая с липкого пола. Взгляд Брауна упал на окровавленные брюки Вактаара. Сомнений в месиве под ногами не осталось: чистильщики со своими обязанностями явно не справлялись. Останки трупов смешались с мусором и прочими стоками, превратив место, в котором они оказались, в настоящий ад. - Думаю, нам туда.
Сэм присоединилась с другого бока, придерживая Ноа за корпус и кладя ладонь на его грудь, словно проверяя, как бьётся сердце парня. Савой кротко взглянул на неё… Скрыть своё состояние не удалось — в затянутом свинцом взгляде бушевала северная буря…

***

Тогда…

- Ты ведь любишь её?
Финн отсалютовал Ноа бутылкой пива, хотя этот жест больше походил на восклицание, после чего знатно отхлебнул пенного напитка.
Савой промолчал, уставившись на закат. Солнечный диск плавно закатывался за горизонт, отчего гладь океана казалась багряной. Будто по ней разлилась кровь. Символично.
Рука обхватила термокружку, в которой в нарушение всех законов логики сегодня плескался  холодный зелёный чай с лимоном.
Горячий песок обволакивал колено, прогревая повреждённые связки и сустав — то, что доктор прописал. Мимо пробежали легкоатлетки из их школьной параллели.  Та из них, волосы которой отливали в лучах заходящего солнца медью, тепло улыбнулась, скользнув взглядом по обнажённому корпусу Савоя. На её щеках заиграл смущённый румянец. Ноа едва заметно улыбнулся в ответ и махнул рукой. Девушка что-то шепнула подруге, после чего они прибавили темп, скрываясь с пляжа.
- Рот прикрой, - Савой усмехнулся, делая очередной глоток чая. Финн тут же захлопнул челюсть и, надувшись, отхлебнул слишком много пива. Пена хлынула у него изо рта, растекаясь по обнажённой груди. - Господи, Браун… ты сделал мой день.
- Заткнись!
Если бы у рыжего Финна не было на лице столько веснушек, пылающий на щеках румянец стал бы заметен даже при таком багряном освещении.
В воздухе повисло неловкое молчание. Приятный ветерок теребил робкие волны, заставляя их лишь изредка нарушать океанскую гладь.
- Как ты это делаешь?
- Что именно?
- Девушки! Мне кажется, тебе можно просто дышать и моргать, сами повиснут на шее.
Ноа не ответил, лишь отвёл взгляд в сторону, осторожно массируя колено, которому стало значительно легче.
- Выиграй юниорские и попади в сборную страны для начала.
Вактаар широко улыбнулся и хлопнул друга по плечу. Финн скривил недовольную мину, но после всё же расплылся в улыбке и отвесил приятелю знатный подзатыльник. Оба залились смехом.
- Но на первый вопрос так и не ответил, говнюк.
- Что-то мы засиделись…
- Ноа..
- ЧТО?!
Финн заткнулся. Савой тоже понял, что вспылил, поэтому последовал примеру друга.
- Извини…
- Забей. Не хочешь говорить, не надо. Просто, пойми меня правильно, я вижу, что между вами происходит, как вы друг на друга смотрите. Так почему всё так сложно? Вы же пробовали уже, и всё было хорошо… Что случилось?
Ноа откопал колено, отряхнул его от песка, после чего поднялся, проделав ту же процедуру с шортами. Он глубоко вдохнул, разминая плечи и поясницу. В закатном свете глаза Савоя казались кристально голубыми, а в зрачках плясали золотистые отблески солнца.
- Конечно, люблю, Финн… - голос парня на мгновение надорвался, но он ловко скрыл это. - Проблема в том, что мы не знаем, что с этой любовью делать…

***

Сейчас...

Они задыхались.
С каждой секундой дышать становилось всё сложнее. В глазах мутнело, рвать больше было нечем. Ноа, Сэм и Финн шли не больше двух минут, однако Савою казалось, что они провели в этом аду целую вечность. Ноги начинали заплетаться, лицо парня побледнело и покрылось влажной испариной.
И лишь робкий луч света впереди вселял надежду, что ещё не всё кончено.
Некоторые трупы до сих пор не забрали, и они продолжали тут гнить. А ведь несколько мгновений назад эти трое могли запросто к ним присоединиться.
Лишь неведомая сила заставляла их двигаться вперёд. И звали её Нора…

Яркая вспышка больно ударила в глаза. Поток свежего воздуха обжёг лёгкие, заполняя грудь спасительным кислородом.
Неужели это ещё не конец?

+1

6

Ноа держался, старался держаться.  Его поза, ослабевшие и, словно безжизненно повисшие руки пугали Сэм больше резни за дверью. Она хотела вырваться из этой комнаты и порвать каждого, кто отделяет их от оказания помощи Ноа. Сэм жаждала вгрызться в глотку каждому, кто встал бы на ее пути, только сможет ли? Не станет ли это действие последним, что она сделает в этой жизни? Этим опрометчивым действием она подвергнет опасности самого дорогого ей человека.
Да, черт возьми. Казалось бы безнадежно утерянный несколько месяцев назад, сейчас в жизни Саманты снова появился смысл. Что бы не сказал Док, какие бы у него не были побуждения, это никак не сможет повлиять на желание Сэм жить, на ее желание. Нет...скорее потребность вытащить отсюда Ноа.
- Справлюсь, - голос казался Сэм чужим, далеким. Ноа словно отстранялся, отбрыкивался от нее. Это больно отдалось где-то в груди, дыханье на мгновение остановилось, а сердце ухнуло, будто провалилось в яму.
Все это не важно. Он жив, он держится.
- Ты главное держись, - лишь смогла произнести Сэм и подала парню руку, чтобы помочь ему подняться. Однако, Ноа отказался от помощи и гордо, пусть и очень коряво поднялся сам, опираясь на стену. Он бросил пару слов врачу, давая тому понять, что не оставит его слова без внимания. Сэм же уже забросила рюкзак через плечо и поспешила помочь Финну с люком.
Спустя несколько секунд, Сэм уже сидела на порожке люка, свесив ноги в зловонную дыру. От жуткой вони, которую едва ли можно с чем-то спутать, накатывала рвота. Нервно сглотнув после очередного позыва, Саманта резко выдохнула и обхватила пальцами  простынь.
Достаточно было лишь полностью окунуться в узкую трубу мусоросборника, как природа взяла свое. Сэм лишь несколько раз смогла перехватиться по импровизированному канату, как ее пальцы ослабели и отпустили простынь. Ноги полетели в бездну, больно сталкиваясь с узлами на стыках. Холодный, грязный метал трубы безжалостно бил на  мелких перегибах, а руки судорожно пытались ухватиться за грубую ткань. Время будто бы растянулось, словно в вакууме, и, Сэм каждую секунду, каждое мгновение ждала жесткого удара с землей.
Внезапно девушка крепко захватила что-то твердое. Простынь. Она смогла ухватиться за нее. Больно дернуло плечи, жгло ладони, и...все остановилось. Сэм повисла на простынях. Девушка выпрямила ноги и несколько раз дернула ими в поисках простыней ниже. Сделав несколько движений вниз, Сэм почувствовала тягучую жижу под ногами. «Земля». Приплыли.
Позывы рвоты не останавливались. Едкий, тошнотворный запах заполнил весь мусоросборник, заставляя мышцы гортани непроизвольно сокращаться. Девушка сделала несколько шагов прочь от простыней и закашлялась. Конечно, она не думала об этом сейчас, но, наверняка, при других обстоятельствах была бы рада отсутствию зрителей.
Сэм не знала сколько времени прошло с тех пор как она спустилась — едкий запах и реакция организма растягивали секунды не хуже расплавленной резины. Девушка смогла собраться лишь тогда, когда сверху послышался стук: Финн начал спускать Ноа.
Спустя некоторое время Ноа оказался внизу. Саманта, едва справляясь с рвотными позывами, быстро, на сколько это было возможно высвободила парня. Тут же он отскочил в сторону и согнулся, издавая характерные звуки.
Девушка крепко сжала зубы, словно чувствуя его боль, отвернулась и щелкнула фонариком, выуженным из кармана. Терпи. Фраза, сказанная скорее себе, нежели Ноа. Просто терпи, Сэм. Главное вырваться отсюда. Потом вы во всем разберетесь.
Примерно так же как и все остальные, приземлился и Финн.  Говорить не хотелось, да и не моглось.
- Надо идти, - едва выдавил из себя Финн и подхватил Ноа под руки, поднимая на ноги. Он указал  в сторону, - Думаю, нам туда.
Сэм помогла ребятам, подхватив Ноа с другого бока. Она пыталась проверить состояние Ноа, но едва ли его можно было оценить адекватно. В итоге, Сэм шла, пытаясь светить вперед, и одновременно крепко прижимая руку к лицу, чтобы облегчить себе дыхание. Помогало слабо.
Дышать становилось невозможно. Ноги подкашивались, рвотные позывы мешали дышать, отчего становилось еще тяжелее. Казалось, что через еще пару метров, Сэм упадет и больше не поднимется, задохнувшись в жутком зловонии. Хотелось жечь бумагу, чтобы хоть как-то справиться с адским запахом, однако такого количества бумаги у них не было, ровно как и времени, и желания быть замеченными.
Сколько они шли никто, кажется, не знал. Вечность — самое подходящее слово.
Свет. Где-то впереди мелькнул свет. Всего каких-то десять\двадцать\тридцать шагов отделяли их от свежего воздуха. Свобода. Жизнь. Помощь Ноа.
Свежий воздух ударил в лицо. Тогда силы словно покинули девушку и она, заплетаясь в собственных ногах осела на землю, отпустив Ноа. Ртом Сэм жадно глотала воздух, будто боялась, что его отберут. Зловоние по-прежнему преследовало их, поэтому Сэм с ненавистью сорвала с себя футболку и отбросила ее в сторону, оставшись в спортивном топе. Лишь с течением долгих секунд стало приходить осознание произошедшего, понимание, что запах — не самое страшное, не та проблема о которой стоит беспокоиться.
Ноа.
Саманта подскочила к Ноа. Парень, потеряв опору в ее лице, несмотря на старания Финна, тоже опустился на землю. Впрочем, может быть Финн сделал это сознательно. Не особенно контролируя свои действия, Сэм опустилась рядом с парнем, окинув взглядом место его ранения: темное, багряное пятно резко выделялось на фоне повязки.
Страшно.
Девушка обхватила лицо Ноа и припала в его груди, прижалась к шее. Она, кажется, на несколько мгновений потеряла контроль над собой и дала выход своим эмоциям, все это время бушевавшим внутри не слабее урагана Катрин.
- Прости, прости меня, слышишь...Это все моя вина. Я не должна была...Мы не должны были...Прости, - ее голос, по началу громкий и отчетливый, постепенно угасал и переходил на редкие всхлипы. Сэм плакала.
Он не знала как правильно, не знала как надо было поступить тогда, когда в Ноа стреляли. Действительно ли надо было нести его к Касса и подвергать еще большей опасности? Можно ли было найти помощь где-то еще? Не сделала ли она хуже своим выбором? Не Наконец, девушка подняла глаза на парня. Ее щеки мокрые от слез, блестели на вечернем солнце. Глаза были красными от слез. Сэм понимала, что зря дала слабину, что не должна была, не могла…
- Сэм, нам надо идти, - прежде, чем еще что-то было сказано, Финн прервал их, - Люди Кассо могут идти по нашему следу. Если это так, то времени у нас не слишком много. Я предлагаю идти на север. В северной части города Кассо не будет нас искать, там слишком запутанная система улиц, слишком много враждующих групп. Он туда не сунется просто так.
- Нет,  - взгляд девушки изменился. Она выпрямили спину и одним движением вытерла мокрые щеки, - Это слишком далеко. Мы пойдем ко мне. Кассо не знает, где меня искать и вряд ли узнает за несколько дней. Ноа надо отлежаться. Пойдем.
Девушка выпрямилась и подала Ноа руку.

+1

7

Почему в груди так болит? Яркое солнце бьёт по глазам, заставляя щуриться и утирать тыльной стороной ладони проступивший на лбу холодный пот.
Они выбрались, они живы, они дышат и могут снова увидеть рассвет. Неужели всё это реально?
Ноа жадно хватал губами столь недостающий воздух, пытаясь задушить приступ тошноты, который всё ещё преследовал его после «прогулки» по могильнику.
Сил не осталось больше ни на что. Хотелось упасть прямо здесь и больше не подниматься. Но они должны были идти навстречу солнцу. Они должны пережить этот день.
Нора… неужели, это действительно правда? Я так хочу видеть тебя снова, так о многом хочу сказать.  Это всё моя вина... Если бы я только мог повернуть время вспять и исправить то, что совершил. Я бросил вас тогда. Смогу ли я когда-нибудь искупить свою вину и спасти собственную душу? Хотя, о чем я говорю? Только посмотри, в кого превратился твой брат… Что осталось от меня прежнего? Я даже сам не могу ответить на этот вопрос.
Он больше не может бороться с собой, ноги предательский подкашиваются и становятся ватными. Финн придерживает друга, но всё же позволяет ему опуститься на землю — сейчас это был лучший выход. Багровое пятно насквозь пропитало ткань футболки, не позволяя ей покрыться коркой — швы разошлись окончательно, и Савой чувствовал, как живительна влага утекает прочь из его тела, заставляя конечности холодеть, а организм слабеть. Нужно было срочно заштопать рану, чем угодно.
Нет, я не умру здесь, мать вашу! Я просто не могу умереть, особенно теперь! Слышишь меня?!
Он поднимает уставшие и тусклые глаза к небу, словно взывая к высшим силам.
Я не собираюсь подыхать, как дворовая шавка! Это моя земля! Я стою на ней своими ногами! И мне не нужны твои подачки! Оставь меня в покое! Оставь всё, как есть! Хватить игр — за участие в них я заплатил сполна…
Ноа закашлялся, чувствуя очередной рвотный позыв. Гортань болезненно сдавило, желудок скривился от боли, и его вырвало… ничем. Не осталось даже желудочного сока. Лишь бесшумные судороги тревожили мужское тело, заставляя от напряжения проступать на глазах слёзы.
Он чувствует запах… такой близкий и родной, заставляющий сердце сжаться в тугой комок, а соль подступать к горлу.
У них сдали нервы…
Сэм утонула в его объятиях. Уставшие руки Ноа осторожно обняли её, пытаясь безуспешно прижать сильнее к себе. Брови парня скривились болезненным домиком, он плотно зажмурился и зарылся носом в волосах Бреннан, пытаясь подавить лезущие наружу эмоции.
Несколько скупых мужских слезинок скатились по осунувшимся щекам, утопая в растрёпанных и спутавшихся локонах Сэм. Его тело едва ощутимо дрожало, но она наверняка чувствовала каждое движение парня, отдающееся чудовищной болью внутри.
- Здесь нет твоей вины, слышишь? - он делает колоссальное усилие, чтобы процедить эту фразу сквозь дрожащие губы. - Никто ни в чём не виноват. Просто наша  жизнь превратилась в дерьмо…
И иногда мы делаем неправильный выбор… Эту мысль Савой не стал озвучивать, лишь сгорбился сильнее, пытаясь окончательно не поддаться эмоциям.
Финн цыкнул, плотно стискивая зубы и зажмуриваясь. Краем глаза Ноа уловил, как беспомощно сжались кулаки школьного друга. Савой и сам чувствовал нечто подобное.
Осторожно и нежно, насколько это было возможно в его состоянии, парень вытер влажные дорожки слез на щеках девушки большими пальцами, на мгновение заглядывая в её зарёванные глаза. Что она увидела в ответ? Северное море, тихое, спокойное, успокаивающее, словно смирившиеся и уступившее власть дождю, разорвавшему грозовое небо. Тот самый взгляд, который она тогда по-настоящему полюбила в Бергене. Взгляд, подаривший надежду и одновременно поселивший безумие в её сердце.
Слов внутри не осталось, как и сил на какие-либо телодвижения. Они все были слишком измучены. Поэтому Вактаар был благодарен Финну за то, что тот наконец-то прервал затянувшуюся драму. 
- Слишком…
- Это слишком далеко…
Сэм продолжила за него, заставив Савоя заткнуться. Мысль казалось здравой, да и самому Ноа, если честно, было всё равно. Он уже с трудом нащупывал реальность, понимая, что готов в любой момент отключиться. Какая сила поддерживала парня до сих пор в живом состоянии, неизвестно.
На короткий миг разум уколола простая мысль: стоит ли вновь доверять Сэм? Ноа было одёрнул сам себя, но потом не стал этого делать. Укол совести болезненно вонзился в сердце. Чувства боролись с логикой. Он настолько привык выживать, что забыл, какого это: жить и доверять. Это же Сэм… та самая Сэм, верно? Ну, так какого хрена?!
- У нас нет выбора, Финн. До «северки» я не дотяну, а вы меня не дотащите — просто попадёте под раздачу либо головорезов Кассо, либо мародёров. Поэтому… - он запнулся всего лишь на секунду, но этого хватило, чтобы встретиться ставшим вновь холодным взглядом с глазами Саманты. - Веди, Сэм.
Девушка кивнула. Он одернул её в самый последний момент, ухватив за локоть и заставив вновь развернуться к себе.
- Я верю тебе… всегда верил…
Для кого я это сказал? Для себя самого, идиот…

***

Тогда…

Голова кружится от обилия разноцветных огоньков вокруг и алкоголя в крови. Пожалуй, первый раз в своей жизни он так отрывается, полностью отдаваясь творящемуся вокруг безумию. Когда Финн позвал его на вечеринку по поводу своего Дня рождения, Ноа и представить не мог, чем это обернётся.
Было пиво, затем был пунш, затем виски… а затем… он сбился со счёта, продолжая замечать лишь сменяющиеся пластиковые стаканчики. Музыка гудела вокруг, отдаваясь глухими басами в груди и заставляя сердце совершать головокружительные кульбиты.
В кардигане становится слишком жарко, поэтому Савой попросту стягивает его и швыряет на пол, оставаясь в футболке.
Он делает глоток из стаканчика, продолжая танцевать под любимую рок-композицию. Кажется, таковой она стала для него сегодня, здесь и сейчас.
Он ловко отбивал бит, хлопая себя ладонями по бедрам, в то время как тело совершало ритмичные, но при этом неестественные для него движения. Ещё один глоток, и огоньки гирлянд, развешанных по всей квартире, становятся намного ярче.
Он чувствует женские руки, обвившиеся вокруг его шеи, ощущает губы, впившиеся в него жарким поцелуем. Ноа отвечает, не раздумывая, обхватывая точеную женскую талию и прижимая красотку-блондинку ближе к себе.
Он же пришёл сюда с Джесс, верно? Да, всё правильно. Она же нравится ему. Во всяком случае, ему так кажется. А он, кто бы сомневался, нравится ей. Идеальный сюжет для подросткового американского кинца — герой-спортсмен и блондинка-чирлидерша находят свою любовь. И жили они долго и счастливо.
Вашу мать, да всем плевать! Ноа отрывается от поцелуя, делает ещё глоток, чувствуя, как губы Джесс более требовательно целуют кожу на его шее, явно намекая на продолжение увлекательной и пьяной истории.
Расплывчатый взгляд цепляется за физиономии людей, многих из которых Савой видит впервые. Ноа жмурится и хищно улыбается, ощущая укус на собственной шее. Он закусывает губу, продолжая блуждать взглядом по комнате.
Это Нора? Совсем стыд потеряла и дымит в его присутствии, попутно обжимаясь с каким-то мулатом, который Вактаару совершенно не нравился.
Он было дёрнулся, чтобы высказать сестре всё, что накипело в его упитой вусмерть душе, но тело, обвитое лианами рук Джесс, явно противилось этому.
- Не уходииии, пойдём лучше со мной…
Она мурлыкала ему на ухо, играя губами и языком с мочкой, заставляя Ноа шумно выдыхать и прикрывать глаза от удовольствия.
- Звучит… ммм… интригующе…

Хитрый оскал быстро сменяется оскалом хищным и злобным. Рассеянный взгляд проясняется, а сердце начинает выскакивать из груди.
Он видит Сэм, мило щебечущую с каким-то бугаём, который явно подбивает к ней клинья, причём делает это настолько откровенно, что Ноа потянуло блевать. Рука этого ублюдка касается её талии, затем опускается на бедро. Стаканчики, глоток, затем ещё один… Смех, который заставляет зубы нервно скрежетать, взгляды, заставляющие душу сгорать заживо от ненависти.
Почему он чувствует всё это?! Почему не может просто порадоваться за подругу, даже если эти чувства вызваны передозом алкоголя? Почему каждый из не может просто пойти своей дорогой, а навеки привязался к другому невидимой нитью? За что это все?!
Руки Джесс гневно убираются в сторону. Ноа хватает буквально пары шагов, чтобы резко толкнуть незнакомца в плечо, заставив того покоситься, потерять равновесие и рухнуть задницей на телефонную тумбочку.
- Убери от неё свои руки, урод!
- Что ты творишь, Савой?! Отвали!
Сэм зарядила кулаком Ноа по груди и замахнулась снова, но он поймал её за запястье.
- Ах ты!
Бугай замахивается, но спортивная подготовка позволяет Ноа ловко увернуться от удара, нырнуть под руку, после чего быстрый удар проходит сначала в печень, а затем Вактаар наотмашь бьёт по скуле. Неудавшийся кавалер крутанулся на месте, после чего рухнул на палас — вероятнее всего попросту от элементарного головокружения, вызванного перепоем.
Ноа дышит тяжело, Сэм готова испепелить его взглядом. Она вырывает руку, Савой отпускает её, позволив осмотреть этого неудачника. Удосужившись, что её хахаль мирно дрыхнет, отвратительно похрюкивая и пуская слюни, Бреннан вернулась к начатому.
- Объяснишь? Ну, давай. Рот то открой уже! Или мозгов только на это хватило?!
Кажется, они оба полностью протрезвели.
- Да, Ноа! Может, объяснишься?!
Джесс уперла руки в бока, встав позади него. Голова Вактаара готова была лопнуть от перенапряжения. Нора перестала тянуть косяк, вылупившись покрасневшими от марихуаны глазами на брата, переводя взгляд с него на Сэм и обратно.
- Сэм, я…
- НУ ЧТО?! Что тебе нужно от меня?!
- Заткнись!
Он не мог это описать. Он не понимал, что произошло в тот момент, однако визг Джесс едва не выбил окна в квартире Финна. Кажется, она выплеснула на Савоя содержимое своего стакана, после чего демонстративно удалилась, споткнулась о порог, едва не ударилась о косяк, но очередной «джентльмен» подал её свою пьяную руку и вроде как даже посадил в такси. Ноа не видел этого, он просто продолжал целовать Сэм, которую прижимал к себе. Она отвечала… И весь мир вокруг просто перестал существовать.
- Танцем-танцуем, ребята!
Финн вновь включил музыку, заставляя квартиру и её гостей вернуться в ритм вечеринки. И лишь лёгкая улыбка выдавала его искреннюю радость за своих друзей, которые наконец-то нашли подходящий момент.

Он не помнил, как они оказались наверху. Сейчас это было неважно. Он позволял ей стянуть с себя влажную футболку, чувствуя, как пальцы девушки блуждают по распалённому телу. Сам  же помогал Сэм расправиться с пуговицей на поясе джинсов. Не в силах сдерживаться, запустил свою руку в нижнее бельё девушки.
Они умирали и воскресали, выпивали друг друга до дна и наполняли заново. Они сгорали, и никто из них не знал, сможет ли каждый затем вновь возродиться из пепла…

+1

8

...Впрочем, Ноа был слишком слаб, так что идея вести его на его же ногах была глупой. Уходить надо уже сейчас, быстро и без промедлений. Девушка быстро убрала руку, протянутую к Ноа и встретилась взглядом с Финном. Тот, видимо, думал о том же, поэтому слабо закивал в ответ, как бы говоря, что полностью согласен и уже думает над этим вопросом.
Проблема заключалась в том, что ни Сэм, ни Финн, ни Ноа не обучались хитростям морских котиков или прочих спец.подразделений. Никто из них не мог быстро и безопасно для ранения Ноа сообразить адекватный способ транспортировки.
Неожиданно для девушки, Ноа одернул ее, ухватив за локоть, заставляя тем самым развернуться обратно, - Я верю тебе...всегда верил…
Что-то кольнуло в груди, заставляя сердце ухнуть вниз. Слова, которые так нужны были ей после прихода к Кассо, неожиданно больно стукнули в самую цель. Девушка сжала губы и непроизвольно задержала взгляд на парне.
Это по ее вине они едва выжили в логове Кассо, это Сэм затащила и их сюда. Она же обязана и вытащить. Обоих. Живыми.
Нервно сглотнув девушка отвернулась и сделала шаг в сторону от тюрьмы. Сменить тему. Замять неудобную паузу и сделать вдох.
- Ноа, ты сможешь идти?
- Нам надо быстрее убираться отсюда.
- Потерпи еще немного, хорошо?
- Нам идти несколько километров.
Куча фраз шумным роем кружились в голове, но девушка не могла выбрать нужную. До ее дома, если так можно было назвать место, где она обитала чуть больше месяца, было прилично. Из-за зданий, разрушенных бомбежкой и временем магистралей и канала, разделяющим город на две неравные части, дорога кажется длинной, однако, Сэм уже давно нашла себе обходной маршрут, подальше от посторонних глаз. Канализация и городские стоки, пусть и сильно забитые мусором и временами отличающиеся неприятным запахом, сейчас могут спасти жизнь Ноа, да и Сэм с Финном только выиграют, если сегодня больше никто их не увидит.
Оставалось выйти за пределы тюрьмы, а это значит пройти блок посты, выставленные Кассо на подходах к зданию, окруженному решетчатым и глухим заборами. По правилам планировки тюрем две вышки и центровая площадка должны были просматривать этот участок, именно так их и заметили на подходе.
Девушка осторожно сделала шаг в сторону, отходя от стены, которая из-за торчащего куска обрушившейся стены служила им прикрытием от вышек. После старта заварушки внутри, люди с центровой площадки должно быть ушли внутрь, видно их не было. Есть ли шанс добраться до дыры в заборе, о которой говорил док и не быть замеченными с оставшихся двух?
Сэм прикусила губу напряженно всматриваясь на место, где должен стоять постовой одной из вышек. Пусто. Ровно как и на второй.
Нет. Тут же, спустя короткое мгновение на одной и второй вышках показались макушки и Сэм отпрянула назад к стене.
- Черт! - цыкнула девушка, оглядываясь на парней позади. Финн скривился, демонстрируя разочарование.
- Я отвлеку их, а вы попробуете выбраться. Других вариантов у нас нет, - Финн, все это время придерживающий Ноа на ногах быстро нашел выход.
- На сколько ты их отвлечешь? На пол минуты? - бурное воображение девушки уже нарисовало в голове яркую картину пробежки Финна по пустынному двору тюрьмы. Парень схлопочет пулю еще до того как успеет досчитать до пяти. Говорить о том, что Ноа тоже не согласен с таким положением вещей даже не стоило., и, даже если Сэм согласиться, а Ноа, естественно не сможет противостоять этому решению сейчас, то позже он непременно убьет ее сам.
- Ноа, но… - Финн было уже открыл рот, чтобы возразить, как громкий хлопок заставил их всех присесть к земле. За хлопком последовал скрежет и грохот. Позади них, где-то над территорией тюрьмы поднялся пыльный столб.
Взрыв?
Еще более неожиданным оказался рывок толпы из 15-20 человек. Они, прорвавшись через запертые двери и охрану, уличили момент, когда охрана, казалось бы должна смотреть на взрыв, и пытались сбежать.
- Пошли, - скомандовал Финн под звонкие выстрелы с вышек, и, придерживая Ноа, направился в сторону забора.
Сэм уже готова была остановить его, но вовремя поняла, что внимание людей с вышки приковано к взрыву и массовому побегу, а не к тому, что происходит в казалось бы пустынном дворе с развалинами.
За время после катастрофы и всех катаклизмов Сэм, кажется, начала мыслить более рационально. Теперь она понимала, что всех людей не спасешь. Та группа была обречена, но она дала Финну, Ноа и Сэм возможность выжить.
Как давно Саманта стала такой холодной и отстраненной? Распространяется ли эта новинка в мировоззрении на все, что делает девушка? Пожертвует ли она жизнью ради Ноа? Да. А ради Финна?…
Ответа на этот вопрос Сэм не знала.
Делает ли Ноа ее такой? Холодной и расчетливой, или же она стала такой задолго до его повторного появления в ее жизни?
Забор, рядом с ним разрушенная кирпичная постройка некогда служащая сараем для инвентаря и теперь более походившая на груду рассыпавшихся кирпичей. Прямо за ней крупная сетка забора должна быть разрезана, где-то там должна быть дорога на свободу.

Магистраль, рядом с которой они остановились когда-то была напичкана съездами, теперь же лежала словно дохлый кит, потеряв опоры, и, завалившись на брюхо. Редкие машины уже утратили нормальный вид и в некоторых местах покрылись слоем ржавчины. Сэм, периодически сменяла Финна на всем пути, и после часа ходьбы была полностью уверена, что Ноа дальше идти не сможет. Парень едва переставлял ноги и слабел на глазах.
Паника, страх. Сэм сжалась в комок и почти не разговаривала. Уже некоторое время девушка лишь напряженно вышагивала по дороге, а сейчас, когда они остановились без дела все стало еще хуже. Мысли в голове не давали ей покоя, беспокойство все новой и новой волной окатывало ее.
Сэм присела рядом с Ноа и коснулась рукой его лица, помогая приподнять голову, - Потерпи еще немного. Мы спускаемся вниз.
Внизу, под городом, в грязных водостоках дорога сокращалась в несколько раз. Именно туда они сейчас и направлялись.
- Ноа, мы сделаем тебе носилки, хорошо? Ты только потерпи...

+1

9

Тогда…

Робкий луч рассветного солнца неприятно щекочет скулу и заставляет парня зажмуриться. Он прикрывает лицо ладонью и поворачивает голову на бок. Последняя, в свою очередь, кажется слишком тяжелой, будто в неё залили жидкий свинец и позволили ему застыть. Голова раскалывалась, отдаваясь эхом ночной и слишком затянувшейся вечеринки. Мысли путались, и их срочно нужно было приводить в порядок.
Немного поворочавшись, Ноа всё же совершает чудовищное усилие и приподнимается на локтях. Кровь бьёт по вискам, перед глазами всё плывёт.
Кто-нибудь, пристрелите меня! Больше никогда не буду пить…
Его начинает мутить: разум слишком устал кататься на «вертолёте». Ноа не выдерживает и падает обратно на матрац, утопая затылком в мягкости подушки. Локтем он прикрывает красные глаза и слегка приоткрывает пересохшие губы. Хочется пить.
Спустя какое-то время он понимает, что лежит абсолютно голый и лишь немного прикрывает собственный стыд смятой простыней.
Несмотря на чудовищную головную боль, Савой прекрасно помнит события прошлой ночи и то безумие, в водовороте которого он оказался.
Это заставляло его держать глаза закрытыми.
Слева от него послышалось шуршание, после раздались едва слышные стоны. Ноа сглотнул, чувствуя, насколько сильно пересохли связки.
- С добрым утром, - он улыбается, но продолжает прикрывать взгляд рукой. Говорит тихо, чтобы не резать слух девушки, позволяя ей полностью проснуться. Её рука осторожно касается прохладными пальцами его обнажённой груди, заставляя тело покрыться мурашками. Такие нежные и приятные прикосновения, словно случайные, но при этом родные и любимые. – Не хотел будить тебя, извини.
Сэм молчит, лишь прислоняется ближе, вырисовывая на груди Ноа замысловатые узоры, изредка задевая сосок (делала она это не специально) и заставляя парня сглатывать сухой ком, застрявший в горле.
Что я должен сказать? И должен ли вообще?
Брови хмурятся и болезненно сползают к переносице. Они переспали… Звучало это в голове просто ужасно. Нет, не подумайте, ночью всё было прекрасно, но теперь Ноа не представлял, что со всем этим делать дальше. Сэм, по всей видимости, тоже.
Они будто зависли в вязкой сладковатой дымке, которая не желала выпускать пару из своих пут. Любят ли они друг друга? Да, определённо. Но что теперь станет с их дружбой? Этот немой вопрос пугал больше всего. Картинка внезапно стала предельно ясной и понятной: всё это время они сдерживались ради друг друга. После Норы Сэм была для Савоя самым близким человеком, практически второй родной сестрой. Они доверяли друг другу сокровенное, делили беды и радости, готовы были порвать кого угодно, если он причинил одному из них боль.
Сейчас они делали больно друг другу… Это так сложно описать…
Ноа ощущает, как рука Бреннан тянет его за локоть, заставляя открыть глаза и повернуться к ней лицом.  Он подчиняется, обхватывая её за талию и прижимая обнажённое тело девушки ближе к себе.
На лицах обоих застыл немой вопрос, но никто из них не мог найти на него ответ.
Сердце болезненно укололо. Почему это происходит? Почему ему больно? Ведь сейчас, здесь, в её объятиях ему так хорошо, а из постели не хочется выбираться. Так в чем причина?
Вактаар было открыл рот, но Сэм тут же прикрыла его ладонью.
- Не надо… - она шепчет ему в губы, после чего касается их сонным поцелуем, а он просто не может сопротивляться. Мужская рука требовательно проводит по женскому бедру, заставляя Сэм выгибаться. Она не остаётся в долгу: пальцы быстро сбегают вниз по рельефному животу. Парень шумно выдыхается и подается навстречу ласкам. – Не говори ничего.
Он кивает, переворачивается и накрывает девушку сверху мощным корпусом. Её ноги скрещиваются за его поясницей, а ногти на короткий миг впиваются в кожу на лопатках. Сэм напряжённо выдыхает. Ноа целует её в скулу и подбородок, постепенно просыпаясь и начиная двигаться навстречу удовольствию. Удовольствию, в котором молодые и влюблённые друг в друга по уши люди пытались скрыть ответы на терзающие их вопросы…

***

Сейчас…

Нужно было как можно скорее убраться из этого проклятого места. Осталось лишь придумать, как это сделать.
Вариантов было немного. Ноа внимательно следил за взглядами девушки, понимая, что она оценивает обстановку. Тюрьма – режимный объект. Порядок Кассо наверняка решил сохранить, поэтому сомневаться  в наличии дозорных на вышках не стоило. Сэм осторожно выглянула за полуразрушенную стену, но затем быстро спряталась обратно, подтвердив догадки Савоя.
- Ты что сделаешь?!
Предложение Финна заставило Ноа дёрнуться. Желание отвесить другу подзатыльник стало практически непреодолимым, но тело подвело. Ноги от слабости подкосились, и провинившемуся школьному товарищу пришлось вновь подхватить под локоть Савоя, не позволив ему повалиться на землю. 
Злость на самого себя дополнительно лишала сил. Ноа был обузой для друзей и прекрасно понимал это. Брось они его здесь, без проблем смогли бы выбраться за пределы тюрьмы. Но они не бросали… Осознание этого факта одновременно согревало сердце и вкалывало в него приличную инъекцию совести.
Взрыв.
Он прогремел настолько неожиданно, что ноги подкосились сами. Ноа упал, одной рукой поддерживая повязку, другой упираясь в землю.
Что произошло? Впрочем, спустя пару секунд взгляд Савой нашёл ответ на этот вопрос: мятеж вырвался за пределы помещений тюрьмы.
Это был их шанс, оставалось лишь подчиниться команде Фина.
Они устремились вперёд, забыв о ранах и опасности, поддаваясь первородному инстинкту выживания. Позади проносились выстрелы, он пробивали насквозь плоть с характерным глухим звуком, заставляли мятежников падать замертво одного за другим. Слишком много крови… Они были обречены.
Ноа не смотрел. Взгляд цеплялся лишь за прорезь в заграждении, сквозь которую можно было вырваться на свободу. Остальное парня не волновало. Он уже давно привык к трупам. Да и его собственные руки были по локоть в крови.
Взгляд Савоя вперился промеж лопаток бегущей впереди Сэм. Ноа ничего не сказал, лишь стиснул зубы и на краткий миг позволил себе прикрыть глаза, чтобы переключить  в голове картинку. Сейчас нужно просто продолжать бежать…

***

У них получилось. Однако с каждой минутой реальность смешивалась со сном. Финн заметно подустал волочь за собой увесистую тушу Савоя, поэтому Сэм периодически его сменяла, проверяя состояние парня.
Даже без её перепуганного взгляда и сжавшихся в тонкую нить губ он понимал, что дело - дрянь. Постапокалиптический пейзаж радости не добавлял: с никому не нужных машин, покрытых ржавчиной, сухой ветер сдувал толстый слой пыли. Солнце жгло и, казалось, плавило разрушенные дороги, передвигаться по которым было трудно и опасно.
Ноа дышал тяжело. В какой-то момент ноги совсем отказались идти, зацепились одна за другую. Уставший Финн не успел поймать равновесие и повалился вместе с Вактааром. Впрочем, удар о землю он смягчил, приняв Ноа на себя.
- Прости…
- Пустое. Ты давай держись, братишка.
Они вновь поднимают его, разговаривают, не позволяя окончательно закрыть глаза. Солнце нещадно лупит по сетчатке, глаза слезятся, картинка окружающего мира расплывается. Ноа не мог больше идти.
Вынужденная остановка. Ноа наконец-то позволяют опуститься. Он опирается спиной о бетонный бордюр, распластавшись, словно тряпичная кукла, в тени придорожного дерева.
Чья-то нежная рука касается его лица, позволяя поднять голову. Глаза рассеянно цепляются за лицо Сэм. Ноа кивает, безмолвно принимая предложение и обещая держаться. Финн выуживает из его рюкзака бутылку с водой и осторожно даёт Савою отхлебнуть, пока Сэм придерживала его голову. Живительная влага смочила пересохшие губы и горло, придавая крупицы сил измученному организму.
Идея двигаться под городом казалась логичной – так их не заметят. Носилки соорудили из более-менее подходящих для этого вещей, связав их вместе. Поместив Вактаара в импровизированный гамак, группа спустилась в городской коллектор.
Резкий запах стоков ударил в нос, заставив Ноа поморщиться. Тошнота вновь подкатила к горлу, однако рвать больше было нечем. Парень лишь приоткрыл рот, чтобы дышать глубже. Трубы на потолке сменяли друг друга, убаюкивая его. Несколько раз он ощущал похлопывания по щекам – нужно было находиться в сознании и держаться до последнего.
Получалось с переменным успехом.
Сэм шла впереди и указывала дорогу, по её шее сбегали градины пота. Финн тяжело сопел позади, попеременно напрягая и ослабляя руки – они слишком затекли за время затянувшейся «прогулки»….

***

Его разбудил шум и чертыхающийся Финн, который со злости пнул попавшую ему под ноги консервную банку.
Сэм с улыбкой что-то пробубнила в ответ. Ноа не расслышал – он повернул голову в бок, пытаясь рассмотреть сонными и слипшимися глазами окружающий их пейзаж.
Они больше не шли по канализации, воздух стал заметно чище и свежее. Здания были невысокие, многие – полуразрушены. Старая кирпичная кладка свидетельствовала о внушительном годе их постройки. Остатки вывесок выдавали предприятие. Винный завод? Так вот, где Сэм пряталась… Хороший выбор…
Когда-то Ноа забирался сюда, чтобы размять затекшие мышцы и вдоволь попаркурить. Территория была закрыта, а предупреждающие таблички напоминали о том, что находиться здесь опасно, и никто за твою жизнь ответственности нести не будет. 
Кажется, будто это было в другой, не принадлежавшей ему жизни.
Ноа улыбнулся и повернул голову обратно, возводя уставшие глаза к внезапно затянувшемуся тучами небу. Несколько прохладных капель упали ему на скулы. Начинался дождь…

+1

10

Они шли невыносимо долго. Казалось, что время решило сыграть с ними злую шутку, просто остановившись и наблюдая, как людишки тратят все свои силы и нервы, чтобы выжить. Лишь спустя несколько долгих часов тоннели канализации стали совсем привычными, и девушка перестала следить за дорогой, полностью переключив свое внимание на Ноа.
Временами он отключался, и приходилось останавливаться и приводить его в чувства, потом он снова отключался и снова приходил в сознание. Саманта не знала, правильно ли они с Финном делают, постоянно поддерживая раненного и ослабевшего Ноа  в реальности, но каждый раз, когда парень закрывал глаза, сердце девушки на мгновение останавливалось и резким прыжком пыталось вырваться из груди. Страх, что он перестанет дышать парализовывал ее. Не иметь возможности контролировать его состояние — хуже этого сейчас и придумать было нельзя. Финн и Сэм то и дело повторяли парню, чтобы тот держался, оставался с ними, не отключался. Так проще держать организм мобилизованным, так проще бороться.
Еще через пару часов вода под ногами перестала хлюпать, уступив место кирпичной кладке тоннеля, ведущего к заводу — месту, где жила Сэм. Выходить на поверхность по той же канализации и катакомбам было нельзя — подъем был слишком резким, вертикальным, к тому же выбираться надо было на руках, к чему Ноа точно был не готов. Саманта выбрала другую дорогу: по поверхности. Находиться на открытой местности среди высоток было не совсем безопасно, однако, начавшийся дождь отлично скрывал три небольшие темные фигуры, медленно пересекающие пустырь.
Ноа зашевелился. Сэм видела его приоткрытые глаза и с ее плеч будто упал тяжелый мешок, который девушка все это время тянула на себе. Жив.
Еще несколько минут под дождем и группа подошла к дырявому навесу из старых досок — неудавшаяся попытка реставрации сгоревшей части старого здания.
- Вот эта дверь, - Сэм обратилась к Финну, идущему впереди.
Финн остановился рядом с тяжелой металлической дверью не зная, что делать дальше. Ее цвет указывал на приличный возраст, но ведь все, что делали раньше — делали добротно, верно? Парень встал в нерешительности, не понимая как им попасть внутрь.
- Подожди, - ее руки были заняты носилками, поэтому девушка остановилась, и оперла ручку носилок о свое бедро и стену рядом, быстро выудила из кармана ключ.
Тяжелая дверь беззвучно распахнулась, открыв вход в черноту коридора. Финн замялся, - Может быть ты пойдешь впереди?
Мысль вполне логичная, ведь Сэм знала эти коридоры не хуже, чем знала содержимое своего рюкзака. Всю дорогу сюда девушке было жизненно необходимо видеть Ноа и контролировать его состояние, теперь же, когда они почти пришли, когда вот-вот погрузятся в темную, бесконечную череду коридоров завода, наблюдать за парнем будет невозможно.
Зайдя внутрь, Сэм тут же закрыла дверь на старый металлический засов, оставив Финна и Ноа в кромешной тьме, окруженными влажным запахом плесени. Щелчок, и свет фонаря выплюнул на стену луч тусклого света, даже обозначив высокий потолок над головами друзей.
- Еще немного, - проинформировала Сэм и по команде подняла свою часть носилок с Ноа.
Небольшой старый цех на пятом этаже тоже закрывался на засов и когда-то имел два этажа, который сейчас частично обвалился. Помещение встретило их свежим воздухом и светом, пробивающимся даже сквозь грязь на высоких окнах, ведь они были покрыты толстым слоем многолетней грязи, как с одной, так и с другой стороны. Некоторые были наглухо заколочены, а где-то в дальнем верхнем углу несколько стекол оказались разбиты и пропускали свежий воздух дождливого вечера. Помимо этого вселенского бардака, какие-то старые и давно заржавевшие агрегаты словно разбросанный игрушки великана валялись недалеко от окон, будто специально создавая иллюзию отсутствия жильцов для любителей заглядывать в окна.
Девушка не раздумывая взяла курс под сохранившуюся часть второго этажа, с досками, отгораживающими ее от остального пространства, и для надежности имеющей возможность спрятаться под темной тканью, которая свисала сбоку.
Финн и Сэм опустили носилки с Ноа прямо на лежак у стены. Девушка тут же подложила ему под спину и голову подушку и скомканное старое одеяло, что придало парню полусидячее положение. Это должно было уменьшить боль, ведь все мышцы живота оказались расслаблены.
С момента, когда они положили Ноа на носилки, единственные фразы, которые Сэм адресовала ему были просьбами терпеть и держаться, не терять сознание и быть собранным. Все довольно сухо, верно?
Крепкая хватка паники, страха и отчаяния все это время сжимала все внутри, не позволяла девушка расклеиться. Впрочем, в последнее время Саманта привыкла быть такой, она привыкла защищаться от суровости мира за панцирем безразличия и холода. Это был ее выбор, когда-то девушка осознанно сделала его, грубо обрывая себя каждый раз, когда хотела проявить сочувствие или мягкость. Теперь все это в ее венах наряду с лимфоцитами, эритроцитами и прочими кровяными тельцами. Внезапная встреча с Ноа взбудоражила уже затихший океан внутри девушки, но в тюрьме этот шторм нашел момент и выплеснулся наружу. Все снова должно было встать на свои места.
Но хочет ли она сейчас быть такой?
...нет. Сэм не хочет.
Может ли она иначе?…
- Финн, сходи за палками для костра, пока там еще что-то видно. Они лежат внизу у входа, - девушка подняла на него свой взгляд. Ее взгляд был прямым и настойчивым, она молча кричала, нет, даже истошно орала парню, чтобы тот ушел и какое-то время не появлялся. Пусть сидит там внизу и складывает палки в аккуратную стопочку, делает из них скворечник или играет в городки. Ей было все равно. Главное, чтобы Финн вышел и оставил их с Ноа наедине, - Я позову тебя, если понадобиться помощь, - добавила она, чтобы уж до конца расставить все точки над i.
Парень поджал губы и мягко улыбнулся. Он все понял. Его тихие шаги медленно удалились. Финн остановился в дальнем углу помещения и стал рассматривать старые приборы, вероятно в попытке предположить что это и для чего их использовали.
Девушка же молча отвернулась и сделала несколько шагов к стене. Там, на стареньком столе стояли металлический таз средних размеров, пара пятилитровых бутылок с водой, какая-то посуда, свечи, походная горелка и прочие вещи первой необходимости, которые девушка или собрала до  прихода сюда, или, уже обитая на заводе. Рядом со столом, в мешке с печатью винного завода лежала чистая ветошь, залежи которой Сэм обнаружила где-то в складских помещениях.
Перекинув несколько кусков белой ткани через плечо, и налив в таз воду, девушка  замерла, уставившись в стену. Ей надо отпустить себя, она хотела отпустить себя.
Это же Ноа.
С ней он пережил свои спортивные взлеты и падения, с ним она ходила на выпускной , они делились самыми страшными и сокровенными тайнами и проблемами. Некоторое время назад, до всего этого, они были не разлей вода. Что бы между ними не происходило, они всегда были вместе. Всегда знали, что им есть на кого опереться, что бы ни произошло...что бы ни  произошло.

Тогда...
Все еще утро. Яркий солнечный луч неприятно бьет в глаза, но так приятно пригревает. Он здесь, он рядом. Ноа.
Сэм хотела томно улыбнуться, еще не открывая глаз, но не стала. То, чего она так хотела и чего боялась случилось. Что будет с ними дальше? Еще час назад они предпочли не говорить и не думать о том, что будет потом. А теперь? Теперь они встанут, оденутся и все будет как раньше?
Нет. Так не получиться…
Девушка медленно открыла глаза и сфокусировала свой взгляд на Ноа. Парень лежал рядом, подперев голову рукой и смотрел на нее.
- Привет, - тихо прошептал он чуть хриплым голосом, -  Ты морщишься, когда спишь на солнце, ты знаешь об этом?
Саманта неуверенно улыбнулась все еще неотрывно глядя парню в глаза. Казалось, отвернись она, то попросту спугнет его открытый, бесстрашный и уверенный взгляд. Ноа уже решил что-то?
Больше не в силах молчать и находиться в неизвестности, не имея возможности произнести хоть слово от переполнявших ее чувств, Сэм прильнула к груди парня, уткнувшись носом в его грудь. Ее тело одолевала мелкая, едва заметная дрожь.
Ноа лишь крепко обнял ее, прижимая еще ближе к себе, - Все будет хорошо. У нас все будет хорошо.

Это тот Ноа. Ее Ноа.
Саманта подняла руки, согнутые в локтях над столом. Пальцы были крепко сжаты, костяшки на кулаках побелели.
- Это же Ноа. Доверься себе. Хоть с ним будь собой. Отпусти себя, - убеждал мозг, в то время как инстинкт самосохранения кричал об обратном. Не открывая взгляда от своих рук, Сэм медленно разжала пальцы.
Отпустить себя.
За все это время оба не проронили ни слова. Саманта вернулась к Ноа и молча поставила таз рядом с ним, опускаясь на колени. Девушка неуверенно подняла на Савоя взгляд и встретилась с ним глазами. Все это время парень наблюдал за ней, едва в состоянии открыть глаза.
Небольшая пауза, в которую девушка в панике пыталась порвать сковавшие ее прежние цепи. Она поджала губы и протолкнула застрявший в горле ком. Руки непривычно и неуверенно потянулись к лицу Ноа. Осторожно коснувшись его виска пальцами, девушка, будто смелее тянула ладонь дальше, скользя по щеке и цепляя непривычно отросшие волосы.
Губы не хотели слушаться, и Сэм потребовалось еще пару секунд молчания, чтобы произнести первую фразу, - Ну ты как?

+1

11

Тогда…

- Это была плохая идея!
Нора валится на синий мат, несколько раз поджимает ноги к груди, после чего распластывается в форме звезды, делая глубокий вдох и попутно утирая второй рукой проступивший на лбу пот.
- Не говори-ка…
Сэм без сил падает рядом, поворачивая голову и поглядывая на подругу.
Девушки усмехнулись, однако резкий и глухой звук заставил их вздрогнуть и перевести взгляд на гимнастический ковёр. Молодой парень разбегался, пересекая его по диагонали. Его тело сосредоточенное, но в то же время расслабленное. Движения отточенные и мягкие одновременно. Когда он чувствует, что инерции достаточно, выгибается, отправляя себя в свободный полёт, группируется, отталкивается сильными руками от ковра, взмывая ещё выше. Винт, ещё один с половиной, сальто и приземление. Колени амортизируют, но одна ступня всё же уходит, совершая небольшой шаг вперед.
Парень выпрямляется и упирает руки в бока. Он не запыхался. Брови недовольно сползли к переносице, образовывая на лбу задумчивую складку. По всей видимости, таким исходом Ноа Савой был не особо доволен. Приземление должны быть максимально точным. В противном случае на соревнованиях с него спишут столь необходимые для победы баллы. Впрочем, сейчас Вактаар стремился к покорению собственного рекорда. Нужно было улучшить результат. В первую очередь он соревновался с самим собой.
Очередной разбег, выход на руки, толчок, фляк, фляк, толчок, винт, приземление. В этот раз нога не подвела… почти. Колено отозвалось неприятной ноющей болью, но Ноа не обратил на это внимание — вполне ожидаемо. Мышцы и суставы привыкают к увеличившимся нагрузкам.
Девушки все это время следили за движениями парня, поочередно поворачивая головы и пытаясь поймать взглядом закрученные кульбиты.
- Иногда мне кажется, что он не человек. Такое возможно вообще?
Нора посмотрела на Сэм и пожала плечами. Подруга ответила тем же жестом.
- Чего это вы там разлеглись, а? Халявщицы! - Савой усмехнулся, утирая лоб локтем. - Фору давать не собираюсь. Сами же просили.
- Да, но…
- Никаких «но»! Давай-давай, поднимай свой «жирный зад» с мата и дуй на бревно.
- Ты ужасен, знаешь об этом?
- Не я жаловался, что набрал «целых два лишних клиграмма! Больше никаких маминых маффинов с шоколадом», - он довольно удачно передразнил сестру, заставив ту надуться и недовольно скрестить руки перед грудью. Сэм подавила рвавшийся наружу смешок. В этот чёрный, по словам Норы, день календаря она решила поддержать подругу. Обе не слишком рассчитали собственные силы, попросив старшего Савоя о персональной тренировке. Нагрузку он дал по полной программе, не размениваясь на сантименты.
- Я ненавижу бревно, Ноа! Ты же знаешь! Всегда еле забираюсь на него на физ-ре. Хоть бы сам раз попробовал, я бы посмо…
Она не договорила. Вактаар упёрся в край снаряда, после чего оторвался от пола, медленно поднимая тело вверх и удерживая его вес на руках. Ноги парня раскрылись в идеальный шпагат. Он сделал выход на одну руку, изогнулся и ловко забрался на бревно. Как только ступни коснулись узкой поверхности снаряда, он оттолкнулся, сделал сальто назад.
Нора вскрикнула, прикрыв рот рукой, но тут же облегчённо выдохнула. Ноа приземлился идеально, с довольной физиономией спрыгивая с узкой дощечки на мат.
- Псих ненормальный… - она усмехнулась и хлопнула брата по мокрому плечу. - Я всегда думала, что…
- Что это женский снаряд? Так и есть. Но бревно учит отлично держать равновесие и охранять баланс, поэтому иногда я на него забираюсь, - он вновь утёр локтем пот, проступивший на лбу, вздохнул, после чего стянул с себя промокшую насквозь майку, швырнув её в сторону. - Жарко, аж дышать нечем. Может, проветрим?
- С ума сошёл? В зале прохладно.
Зря Нора это заявила. Любой тренер знал, если ученики начинают мёрзнуть, значит, они прохалявили всю тренировку.
- Всё нормально, Сэм? Сэм?
Девушка вздрогнула и смущенно отвела взгляд в сторону. На краткий миг Ноа показалось, что она изучает его тело. Показалось ли?
На щеках Савоя появился лёгкий румянец. Он задумчиво почесал затылок, разгребая пальцами спутавшиеся волосы.
Нора, тем временем оседлавшая бревно, переводила взгляд с брата на Бреннан.
Почему сердце начало сейчас бешено колотиться, а желудок предательски свело? Захотелось унестись прочь из этого зала и скрыться от испытующего взгляда. Она осуждает его? Поддерживает? Хочет испытать? Ноа не знал… И не понимал… Это медленно и мучительно убивало, причиняя боль. Загнал ли он сам себя в рамки? Да… Они же просто друзья. Друзья, черт побери! У него есть девушка! Она ему нравится, и всё хорошо. Всё ДОЛЖНО быть хорошо.
- Как там Джесс поживает? Слышала: они будут выступать с группой поддержки на соревнованиях по гимнастике.
- У нас вроде шпагат был запланирован, нет? Ну-ка, давай, делай упор. Слишком мы разговорились
Нора недовольно вытянулась раскорякой, сделав самое мученическое выражение лица, на которое только была способна.
- И что это?
- Моя растяжка.
- Ха-ха… - Ноа надавил сестре на плече, заставив её вскрикнуть. Впрочем, ноги заметно распрямились и напряглись. - А мне кажется, что потенциала у тебя выше крыши. Сэм…
Он снова выдернул её из пучины собственных мыслей, казалось, что всё это время она не сводила с него взгляда.
- Я… кхм… Посмотри, чтобы она потянулась, насколько это возможно. У меня мышцы остывать начали. Нужно закончить программу до конца.
Что это было сейчас? Почему он отстраняется? Что за дискомфорт, от которого хочется убежать прочь и закрыться? Черт возьми…
Он недовольно ткнул пальцем в бумбокс, найдя нужную композицию. Тренеры были против этого выбора, однако Ноа настоял. Мало кто из гимнастов рисковал делать вольные упражнения под медляки. Ноа рискнул. Сейчас, после завершения акробатической серии его тело удивительным образом изгибалось, было плавным и податливым. Совсем как звуки скрипки в завершении композиции. Конец программы больше напоминал танец, в котором Ноа играл историю своей собственной жизни.
- И что это только что было? - Нора отбросила руку Сэм, пытающейся надавить ей на плечи, после чего недовольно слезла с бревна. - Что между вами происходит Сэм?
- Ничего. - Бреннан недовольно пробурчала, сменив подругу на бревне. - У брата своего спроси.
- Очень смешно. Прямо ха-ха… ха...ах...хав…
- Нора? НОРА?!
Ноа оступился от крика Сэм, не удержал равновесие и упал на ковёр.
- Ноа, она задыхается!
Ему хватило доли секунды, чтобы подскочить к сестре, задыхающейся от приступа астмы.
- Эй, тише-тише, все хорошо, Нора. Дыши носом, слышишь? Давай… - глаза Норы округлились от паники, но она послушала брата, изо всех сил пытаясь втянуть носом недостающий воздух. - Вот так, молодец. Где твой ингалятор? Сэм, в рюкзаке нет?
Девушка, судорожно проверяющая вещи подруги, буквально вытряхивая их на пол, отрицательно покачала головой.
- Ноа, надо…
- Я знаю. - он слишком резко оборвал Саманту, пытаясь не поддаваться панике. - Давай-ка, сестрёнка, нам надо двигать. Только держись, хорошо?
Он подхватил её на руки и скорым шагом направился к выходу из зала, постепенно переходя на бег. Сэм бежала следом, попутно набирая номер скорой…

***

Сейчас…

Стало темно.
Нет, Ноа не отключился, просто его затащили в какое-то помещение, которому отчаянно не хватало естественного освещения. Взгляд устал фокусироваться в темного, и Савой просто прикрыл глаза, вновь погружаясь в призрачную дымку полузабытья.
Сколько они уже идут? Сколько он протянет до того момента, пока окончательно не отключится? Ноа не знал, и предпочитал сейчас просто плыть по течению.
Его разбудил поток свежего воздуха, приятно ударившего в носоглотку. Парень открыл глаза и на мгновение зажмурился от непривычно яркого после темноты света, пробивающего сквозь высокие окна, покрытые многолетней пылью и грязью. Некоторые из них были заколочены. Повсюду валялся какой-то хлам, назначения которого Ноа не знал.
Его погрузили на некое подобие лежака. Мышцы напряглись, растягивая края раны и заставляя Савоя инстинктивно выгибаться в спине. Сэм подоспела на помощь вовремя, подкладывая мягкие валики под голову и поясницу. Боль стихла, и из груди парня вырвался облегчённый выдох.
Сэм что-то говорила, просила держаться. Ноа лишь пытался поймать её лицо рассеянным взглядом и изредка утвердительно кивал. Но её слова не успокаивали… Они были слишком сухими и холодными, словно гранит, в который превратилось и его собственное сердце. Ноа отвернулся, уставившись взглядом в грязную и обшарпанную стену.
Почему всё то происходит? Что стало с их жизнями? Неужели невозможно вернуть прежних себя и выбраться из этих проклятых объятий бесчувствия. Можно… но хочет ли он этого?  За  год, проведённый в попытках выжить, Ноа стал другим человек — тем, которого Сэм вряд ли могла принять. Понимает ли она это или действует по инерции просто потому, что когда-то они были и любили друг друга? Что это? Призрачные воспоминания, за которые оба пытаются отчаянно ухватиться, или реальность, в которую они непонятно каким образом попали?  Всё стало слишком сложно, а нынешний Ноа привык решать проблемы быстро и эффективно…
Когда Финна довольно прямолинейно послали вон, брови Савоя нахмурились. Он одновременно желал и не хотел этого. В сердце поселился страх. А дальше то что? Просто поговорим по душам? Нет, так не получится, Сэмми…
Он слышит звук воды. Знает, что она хочет сделать. Это необходимо, а ему, если честно, было плевать. Разум был занят совершенно другими мыслями.
Рука девушки неуверенно касается своей прохладой его виска, затем медленно проводит по щеке, трепет волосы, которые непривычно для неё отрасли. Заставляет повернуться измученным лицом, но Ноа противится. Внутри всё сжимается, к горлу подкатывает сухой, тяжёлый и солёный ком, а глаза наполняются предательской влагой от усталости, безысходности, боли. Да от всего, чёрт возьми! Он был слабым, и не желал это показывать.
- Ну ты как?
Фраза, не несущая за собой ничего. Это лишь глупый способ начать разговор. Обычно её произносят вместо «привет», «как дела» или «да мне вообще-то пофиг, но поинтересоваться ради приличия нужно».
- Нормально, - столь же сухой ответ последовал практически незамедлительно. Он не знал, что ещё сказать ей, как реагировать на всё произошедшее. В голове образовалась настоящая каша, расхлебать которую парень пока не мог. Слишком многое произошло за время их встречи: слезы радости сменялись сомнениями, дружба перерастала в поцелуй, а тот — в безысходность. Все те эмоции, которые Ноа похоронил, теперь рвали его душу в клочья. - Жив.
Он судорожно втянул носом воздух, зажмурился, позволяя одинокой слезинке выкатится из глаза, после чего всё же развернулся лицом к Сэм.
Взгляд парня уставился на тазик с водой и замершие в нерешительности руки Бреннан. Савой сделал глубокий вдох, после чего кое-как приподнялся на локтях. Сэм его придержала.
- Давай просто сделаем это.
Тугая повязка, пропитавшаяся кровью начала разматываться, слой за слоем. Засохшая кровь рвала бинты. Вот она открыла боковую часть третьего подреберью, на которой красовался рваный рубец от ножевого ранения. Раньше Сэм его не видела. Прохладные пальцы нежно коснулись его и на мгновение задержались. Ноа сделал вид, что не заметил этого.
Повязка продолжила разматываться и вот, наконец-то, прикрытой осталась лишь злополучная рана. Бинты присохли к ней. Сэм задержалась в нерешительности.
Ноа избавил её от сомнений, рванув повязку вместе с остатками швов. Глаза плотно зажмурились, а зубы едва не прокусили губу. Но он не издал ни звука, лишь выдохнул.
Рана предстала во всей своей отвратительной красе: швы разошлись полностью, обнажив края, которые начали гноиться и воспалились. Радовало одно — кровь практически не шла, поэтому можно было не бояться обширного кровотечения.
Сэм приложила руку ко рту,  в то время как во второй сжимала в нерешительности смоченный кусок чистой ткани.
Ноа приподнялся повыше, выпрямляя корпус, осторожно вложил её руку в свою ладонь, после чего резко приложил к ране.
В этот разу парень взвыл от боли. Сэм обхватила его за голову и прижала к себе. Он уткнулся  лбом в её плечо, пытаясь справиться с болью.
Спазм прошёл, позволив парню опуститься на лежак. Теперь влага остужала воспалившиеся края раны.
- Вот и всё… - процедил он сквозь зубы. - Не сложнее, чем лягушку в школе препарировать, верно?
Ноа попытался усмехнуться. Сэм его поддержала, осторожно продолжая процедуру.
- Что?
Он уловил её испытующий взор и разгадал, что за поджатыми губами скрывалось ещё много немых вопросов. Хотел ли Савой узнать на них ответы? Он не знал… Но сейчас это было лучшим вариантом для них обоих.

***

Тогда…

- Я похож на идиота…
Ноа уже минут 15 крутился возле зеркала под пристальным взором своей сестры, которая, казалось, едва сдерживалась от того, чтобы не засмеяться.
- Ничего подобного! - Нора ткнула парня в бок, заставив его перестать вертеться. - Ну хватит, Ноа. Пора привыкать носить костюмы.
Она поправила лацкан на его пиджаке, после чего легким движением руки застегнула верхнюю пуговицу на рубашке, заставив парня недовольно поморщиться. Он засунул палец под ворот и провёл им по кругу, пытаясь расстегнуть ненавистную пуговицу, но взгляд сестры был непреклонен.
- Такое чувство, будто меня в кокон засунули.
- Просто ты привык таскать толстовки, джинсы и кеды. Ничего удивительного. Лучше помоги мне.
Она повернулась к нему спиной. Парень выдохнул и улыбнулся, застёгивая молнию на удивительно нежном мятном платье, которое идеально гармонировало с рыжеватым цветом волос младшей Савой.
- Ты красавица.
Нора улыбнулась, отбрасывая волосы, собранные в элегантный хвост, на плечо.
- Спасибо, братец. Ты у меня тоже не промах. Осталась лишь последняя деталь.
Она отвернула воротник на его рубашке, перекинула  бархатную ленту, которая после нескольких ловких движений, казавшихся Ноа чем-то космическим, превратилась в изящную бабочку.
- Ну вот, готов к покорению мира, женских сердец и получению Оскара. Речь заготовил?
- Да ну тебя!
Рука плотно обхватила трость. Нора изменилась в лице и прикусила язык. Теперь она смотрела на брата с жалостью. Он заметил это и поспешил отвернуться. Трость уперлась в пол, позволяя перенести на неё часть веса. Шёл Ноа достаточно уверенно, однако больная нога всё же несколько прихрамывала.
Они совсем недавно вернулись из поездки в Берген. Там всё было прекрасно, однако по возвращению в Финикс колено вновь дало о себе знать. Врачи сказали, что это нормально. Подобные травмы быстро не проходят, поэтому в ближайшее время Савою необходимо было соблюдать предельную осторожность.
- Всё хорошо, - он тепло улыбнулся сестре, поймав её очередной обеспокоенный взгляд. - Правда. А к этому я уже привык.
Он отсалютовал Норе тростью, изобразив некое подобие поклона. Девушка засмеялась.
- А ты смотришься. Ладно, пойдём, а то опоздаем. Нам ещё нужно заехать за Сэм.
При упоминании имени подруги сердце Савоя бешено заколотилось в груди. Там, в родном Бергене, они вновь стали близкими друг для друга — настолько, насколько это вообще возможно. Новый виток их отношений заставлял о многом задуматься. Ведь раньше они пытались, после разбежались, но этих двоих каждый раз непреодолимо влекло друг к другу. Что это за болезненные отношения, когда они оба оставляли страдать друг друга в одиночестве, а после возрождались из пепла, подобно фениксам?
Савой не знал ответа на этот вопрос, и сегодня ему не хотелось забивать голову дурными мыслями.

Звонок в дверь заставил Ноа напрячься. Казалось, что время растянулось подобно жвачке, погружая его в неприятный вакуум.
- Ну, я, пожалуй, в машине подожду.
Сестру захотелось пнуть, но старший Савой всё же сдержался. Нора забралась в старенький мустанг Ноа, хитро посматривая через лобовое стекло на происходящее.
Вактаар выдохнул.
Дверь отворилась слишком внезапно.
Сэм была… прекрасна. На краткий миг Ноа показалось, что перед ним стоит совершенно другой человек. И лишь потом за чудесным бордовым платьем, выгодно подчёркивающим чарующий силуэт, и аккуратно уложенными волосами он увидел столь знакомое, родное и любимое лицо.
- Я тоже рада тебя видеть, - она усмехнулась, выводя его из транса и осторожно прикрывая рукой рот парня. Из машины донеслось ржание Норы.
- Прости, - Ноа смущенно почесал затылок, пытаясь заставить себя не пялиться на Сэм. - Ты… очаровательна.
- Благодарю вас, сэр.
Она демонстративно обхватила подставленный локоть, однако взгляд невольно скользнул по трости. Рука девушки сжала ткань пиджака.
- Не переживай. Давай только не сегодня, ладно? Мне хотелось пойти туда с тобой.
Легкий поцелуй коснулся его щеки, развеивая все сомнения и тревоги.
Ноа помог Сэм сесть в машину, после чего забрался сам на пассажирское сиденье справа от водительского кресла. Нора повернула ключ зажигания.
- Только не гони, как психопатка.
- Не будь занудой!
Она включила первую и даванула на газ, выезжая на дорогу.
- Выпускной обещает быть интересным…

+1

12

Теплая кожа парня, которую Сэм все еще ощущала кончиками пальцев, заставляла сердце биться быстрее. В душе теплилась надежда, что Ноа услышит Саманту, что не станнит выстраивать стену между ними кирпич за кирпичом. За время после катастрофы они пережили слишком многое, чтобы вот так разбрасываться близкими людьми. Ближе человека все равно уже не будет. Никогда.
- Нормально. Жив, - короткая фраза заставила надежды девушки дать трещину. Впрочем, судить было бы сложно, ведь Ноа был слишком слаб, чтобы вести длительные беседы, только вот парень так и не взглянул на девушку, все еще глядя куда-то в стену.
Он неожиданно шумно втянул носом воздух и на несколько секунд зажмурился. Сэм полностью не видела его лица, лишь крупные складочки кожи, побежавшие от внешнего уголка глаза, сообщали ей о происходящем с парнем. Девушка напряглась, перебарывая в себе желание снова провести рукой по его лицу, погладить по волосам, показывая, что все в порядке.
Вдруг Ноа повернулся к девушке, наконец развернувшись к ней лицом. Слипшиеся и едва потемневшие от влаги ресницы выдали его переживания. Что это? Страх? Разочарование? Боль? Саманта никак не могла понять истинный корень его поведения.
Словно в попытке замять неловкую паузу, Ноа приподнялся на локтях, и Сэм придержала его. Резкие действия, да и движение вообще – не его союзник сейчас, - Давай просто сделаем это.
Саманта замялась. Док дал ей обезболивающее в ампулах и таблетках, однако шприцов было катастрофически мало и хватит их только на противовоспалительные инъекции, которые, возможно жизненно необходимы сейчас. Решив определиться с действиями чуть позже, Сэм пододвинула необходимые вещи ближе к себе и села на колени за спиной парня. Импровизированные подушки тут же были отодвинуты чуть в сторону так, чтобы спина парня частично легла на колени Сэм. Так, под спиной парня образовался просвет, благодаря которому можно было легко снять повязку со всей окружности его торса, не дергая при этом Ноа каждый раз. Пропитанный кровью и перепачканный за время пути бинт, тур за туром сматывался в неаккуратный моток.
Очередной тур  открыл довольно свежий шрам в районе третьего подреберья, довольно узкий и длинный. Нож. Это ножевое ранение. Он понимания того, что всего каких-то пол года назад, а может чуть меньше, здесь была дыра, а рядом с Ноа лужа крови – заставило желудок сжаться, к горлу подступила легкая тошнота, признаки которой возникали всегда, когда девушка смотрела на раны близких ей людей, даже самые мелкие.
-Иди дальше, - скомандовал закаленный жизнью мужик внутри. А дальше был пиковый момент: ткань попала в рану и переплелась ворсинками с ее не ровными краями, и, теперь ее предстояло размочить хлоргексидином и осторожно снять. Сэм замерла на секунду, раздумывая с какой стороны лучше начать, однако Ноа все решил за нее. Парень резко рванул остаток бинта, одним движением раскрыв уже успевшую воспалиться рану. Он не издал ни звука, лишь крепко зажмурился и, кажется, на мгновение перестал дышать.
Как вырвать больной зуб.
Девушка остолбенела. Тошнота окинула ее с новой силой, желудок скрутило в тугой жгут от осознания того, как больно сейчас парню. Рваные, неровные края раны воспалились и приобрели нездоровый цвет, кроме того кое-где появились новые повреждения кожи из-за разошедшихся швов.
Сэм снова замялась, так и держа в руках чистый кусок ткани, смоченный хлоргексидином. Ноа приподнялся повыше и выпрямил корпус. Его ладонь осторожно обхватила ладонь девушки, а затем парень резко приложил ткань к ране.
- Дурак, - только и успела подумать Саманта.
Парень взвыл от боли так громко, что, кажется, даже Финн в дальнем конце помещения напрягся. Тело Саманты напряглось, она обхватила Ноа за голову и прижала к себе. Резкие вдохи и выдохи  постепенно стали реже, а еще через некоторое время мышцы Ноа стали расслабляться и он опустился на лежак.
- Вот и все… - выдохнул он и отколол шутку про издевательство над лягушками на уроках биологии. Сэм никогда не нравились эти занятия, она частенько находила разные предлоги, чтобы сбежать с занятий и не мучить животных. Если учителя думают, что подобное может пригодиться в жизни, они ошибаются. Сейчас знания анатомического строения лягушки вряд ли помогло бы.
Ноа хочет быть сильным? Хочет показать, что он — крепкий парень, а не размазня и подобные мелочи делают его только сильнее? Кому он хочет показать это? Саманте? Той, кто знает его как облупленного и перед кем не надо играть роль? Не надо БЫЛО играть роль…
Они так сильно изменились? Так сильно перестали походить на прежних молодых людей, что готовы разрушить то хрупкое, почти невидимое родство душ?
Сэм горько усмехнулась своим мыслям, скорее, чтобы скрыть переживания.
- Что? - парень очевидно заметил взгляд Сэм. Отболтаться? Придумать отговорку или отшутиться. Наверное, самый простой и безопасный вариант сейчас. Ноа слаб и ему надо отдохнуть, а не копаться у себя и Сэм в голове. Саманта слегка нахмурилась, несколько раз касаясь раны тканью.
- Ты помнишь, я была не в восторге от тех лягушек, - отреагировала она. Девушка немного выдержала паузу, отложив ткань в сторону. Девушка осторожно коснулась тыльной стороной ладони лба Ноа. Кожа показалась ей чересчур холодной и липкой, - Рана воспалилась. Нам надо постараться, чтобы наше приключение не отозвалось последствиями. Зашивать рану я пока не буду, ладно? Посмотрим, как она себя поведет.
Саманта выудила из своего рюкзака пузырек с йодом, - Сейчас надо будет еще потерпеть.
Девушка сознательно не сказала о боли. Ведь, если она не ошибается по поводу настроений Ноа, то фраза «Сейчас будет больно» из ее уст звучала бы совсем по-детски. Сэм коротко выдохнула, словно собиралась нырнуть в воду и приступила к процедуре. Заливать рану целиком было самоубийство, понятное дело, поэтому девушка обработала область вокруг раны, лишь изредка цепляя ее  воспаленные края.
Когда-то при поступлении в полицейскую академию, Сэм начиталась умных книжек об оказании первой доврачебной помощи и помощи в полевых условиях. Сейчас обрывки этих знаний сильно мешали, рисуя в ее воображении ужасные последствия ранения. Что если воспаление не остановить? Что если начнется омертвление тканей? А надо ли обрезать края, ведь хирурги должны так делать?
Выкинь. Эту. Дрянь. Из головы.
- Вот и все, - она уже отложила йод и набирала в шприц прозрачную жидкость и делая инъекцию в плечо, - Это поможет тебе справится с воспалительными процессами. Через пару дней будешь как новенький.

+1

13

Тогда…

Белые стены неприятно давали на разум, заставляя Ноа нервно перебирать пальцами. Парень поочередно то сцеплял их в замок, поднося ко рту, то расплетал, не знаю, куда ещё можно спрятать собственные нервы. Остекленевшие глаза уставились в одну точку, которой служила пустая больничная кушетка, выставленная в холл.
Сердце в груди бешено колотилось, на давая возможность нормально дышать. Носки стоп постукивали по полу, явно нервируя остальных посетителей реанимационного отделения.
Уловив несколько косых взглядов, парень постарался успокоиться. В какой-то момент он поймал себя на мысли, что грызёт ноготь на большом пальце. Бросив эту идиотскую привычку, парень глубоко вздохнул и медленно, насколько это позволяло бьющееся изо всех сил сердце, выдохнул, с силой проводя по спутавшимся волосам.
Врачи задерживались, это заставляло нервничать ещё сильнее. Обычный приступ астмы, верно? У Норы и раньше подобные случались, Ноа к ним привык и готов был оказать сестре первую медицинскую помощь при необходимости. Так почему же эти идиоты в белых халатах тянут кота за хвост?
Быть может, он опоздал? Нет… НЕТ! Нужно срочно выбросить эти нелепые мысли из головы!
Парень вновь сомкнул пальцы рук в замок, поднося их к губам. Голубые глаза посерели и расширились от испуга. Несколько секунд Савой, не моргая, прожигал дырку в кушетке. Капли солёного пота неприятно пощекотали глаза, заставив пальцы выбраться из импровизированной «тюрьмы» и утереть ненавистную влагу.
Скорая не приехала… Они прождали 15 минут. Сэм набрала номер, кажется, раз 50. Ответ диспетчера был всегда одинаковым: «В центре Финикса произошла серьёзная авария, все бригады задействованы». Далее следовала ещё одна неутешительная новость — бригада, которая якобы выехала к Норе, могла застрять в пробках, которые сейчас парализовали Финикс. Это при условии, что ближайшая больница к спортивному залу находилась всего в двух кварталах отсюда.
Решение было принято незамедлительно. Нору нужно было донести до больницы своим ходом. Это Ноа и сделал. Он нёсся, словно оголтелый, не щадя собственных сил. Сэм, всё это время пытающаяся дозвониться до скорой, отстала и схватилась за бок, махнув Ноа рукой, чтобы он не останавливался.
В больницу он буквально влетел, чуть не сбив мужчину средних лет, пытающегося выехать за пределы холла на инвалидной коляске. Задыхаясь, он попытался описать ситуацию. Нору тут же увезли в реанимацию. После этого суровые двери захлопнулись перед его носом с неприятным и забирающимся под кожу звуком. Всё погрузилось в туман.
Оставалось лишь ждать. Кое-как парню удалось набрать номер родителей. Скорее всего, они уже спешат в больницу.
Это его вина, верно? Не устрой он чёртову тренировку, приступа астмы можно  было избежать. О чём они только думали? О чём думал он?! Проклятье…
Руки с силой провели по волосам, глаза прикрылись, а зубы парня плотно сжались, издав характерный скрип. Нужно было придти в себя.
Чья-то прохладная рука опустилась на его плечо, слегка сжав лямку пропитавшейся насквозь потом майки.
- Эй, ты как? - Сэм осторожно присела рядом, протягивая ему стакан с паршивым больничным кофе из не менее паршивого автомата. Она знала об этом, но сейчас лучшего варианта для переключения внимания было не найти. Савой принял стаканчик с благодарностью.
- Нормально… Почему так…
- Долго? Тоже думала об этом…
Между парнем и девушкой повисло неловкое молчание. Каждый углубился в собственные мысли. Ноа отхлебнул варево из стаканчика, поморщился, причмокнул и быстро облизал языком ошпаренные губы, вновь уставившись на кушетку, которая стала для него единственной точкой притяжения.
- Родителям звонил? - Сэм решила сменить тему. Хороший ход. Ноа перевёл на девушку взгляд: она пыталась сидеть неподвижно, однако лёгкая дрожь во всём теле выдавала её беспокойство. Парень почувствовал укол совести, моментально отдавшийся болью в сердце.
- Ага. Сразу же. Они выехали. Наверное, скоро будут здесь.
Он замолк на секунду, словно заставляя себя выдавить следующую фразу.
- Сэм, я…
- Ты не виноват, - она закончила за него и накрыла прохладной ладонью его распалённую руку, сжимая её и словно пытаясь защитить. - Никто не виноват, Ноа.
Парень выдохнул, опуская голову. Локти упёрлись в колени, а подбородок опустился на сплетённые в замок пальцы.
- Мама, мама! Меня разрежут там, как лягушку в школе?!
Ноа повернулся на зарёванный голос мальчонки, которого увозили в операционную. По всей видимости, ему собирались удалить аппендицит. Анестезия отчаянно не желала действовать из-за сильно стресса, врач дал команду увеличить дозу.
- Нет, малыш, что ты? Какие лягушки? Всё будет хорошо, не волнуйся. Дядя врач просто посмотрит на твой животик и всё. Ну же, не плач, мой хороший.
- Обещаешь?
- Обещаю! А сейчас отдыхай, хорошо?
Они скрылись за дверями. Ноа наконец-то улыбнулся уголком губ, отхлебнув поостывшее «кофе» из стаканчика. 
- Ты помнишь, я была не в восторге от тех лягушек, - Сэм усмехнулась, но Ноа успел заменить, как её передёрнуло. Бреннан терпеть не могла биологию и всё это издевательство над несчастными земноводными. Ноа её поддерживал, хоть и относился к препарированию заметно спокойнее.
- Да уж, - он улыбнулся шире и теперь был искренне благодарен Сэм и всей этой ситуации за то, что они подняли ему настроение, пусть и ненадолго.
Дверь реанимационной отворилась внезапно, заставив пару подпрыгнуть на скамейке. Из отделения вышел врач, который реанимировал Нору. Он улыбался…

***

Сейчас…

- Ты помнишь, я была не в восторге от тех лягушек…
Ноа наконец-то вырвался из пучины собственных мыслей. Эта фраза унесла его в то далёкое прошлое, когда всё было предельно просто и понятно, когда они были большой дружной семьёй. Куда подевалось то время. Почему воспоминания той поры разрывают душу в клочья, заставляя его выть от боли? Запереть их обратно или позволить выжечь опухоль безразличия? Он разрывался, но не мог принять решение. Ты слабак, Савой. Всегда им был…
- Хорошо помню… слишком хорошо.
Он хрипло выдавил из себя эту фразу, но тут же закашлялся, чувствуя, как края раны начинает болезненно дёргать. Это заставило парня съёжиться. 
Рука Сэм осторожно касается его лба. Так приятно… Он успел отвыкнуть от этого, но сейчас не хотел, чтобы она останавливалась. Вактаар слегка повернул голову, потеревшись о любимую ладонь. Сэм уловила его жест, однако он больше ничего не почувствовал.
Забавно, Сэмми. Даже сейчас мы настолько одинаковы, что это пугает. Оба убиты, раздавлены, оба слишком закрыты и насторожены. Оба слишком устали, измучились и потерялись. Сможем ли мы вновь обрести друг друга и нужно ли это нам обоим? Я не знаю… А ты?
Сэм начала копаться в рюкзаке. Полу заплывшим взглядом Ноа различил небольшой пузырёк с тёмной жидкостью. Йод? Мудрое решение -рану нужно обработать и подсушить одновременно, чтобы понять, что с этим безобразием делать дальше.
Она просит его немного потерпеть, но Савой знает, что боль будет адской. Но он слишком привык к ней за эти годы…

***

Тогда…

- Ну что, выбл***к, вот ты и попался!
Два темнокожих бугая нанесли синхронные удары в печень и скулу молодого парня, заставив его согнуться на стуле — ровно на столько, на сколько это позволяли сделать верёвки, связывающие ему руки.
- Ты стащил у меня сведения, мудак, и передал их Тони, верно? Ненавижу вас, курьеров проклятых. Работаете без принципов, лишь бы уберечь собственную шкуру и не подохнуть от голода. Вас истреблять нужно, как собак паршивых.
Очередной удар рассёк парню бровь, следующий в солнечное сплетение перехватил дыхание и заставил желудочный сок подступить к горлу. Третий попал по губе и заставил её лопнуть. Подбородок парня залило свежей кровью.
- Что ты там бормочешь, я не слышу — кровища слишком шумно хлюпает из твоего поганого рта.
- Пошёл ты…
Ноа Савой ухмыльнулся и демонстративно плюнул сгустком крови прямиком в морду Фрэнка — местному продавцу холодного оружия, который контролировал пару кварталов на восточной окраине города. 
Рука торговца гневно утерла кровь со щеки, после чего наотмашь саданула по щеке Вактаара.
- Поговорим по-другому, сопляк.
Ноа не успел подготовиться и взвыл от боли. Острая заточка вошла в третье подреберье. Лезвие было плоским, и Фрэнк специально прокручивал его в ране, чтобы доставить курьеру непередаваемые ощущения. Ноа выгибался и кричал, задыхался и кричал снова. А Фрэнк смеялся, специально не задевая жизненно важные органы и наслаждаясь своей местью.
Это было последнее, что он видел в своей жалкой жизни. Его черепушку раскроили садовой лопатой, а двух бугаев-помощников забили насмерть бейсбольными битами. Заточку резко выдернули из бока Савоя, позволив ему выдохнуть и опустить голову.
- Ты сделал своё дело, парень. Всё, как договаривались.
- Ты… задержался, Тони…
- Нужно было, чтобы ты выиграл больше времени.
Время… этого дерьма у Ноа было полно. Но как он не пытался ухватить эту паскуду за хвост, оно постоянно ускользало сквозь пальцы подобно песку. Он растрачивал его, обращался с ним неосторожно и за это платил слишком высокую цену. Силуэты сестры и Сэм по другую сторону временной воронки становились всё более призрачными…

***

Сейчас…

Йод жжёт. Хотя нет, он выжигает, принося с каждым осторожным прикосновением столько боли, что Савой не знал, куда себя деть.
В помещение прибежал испуганный Финн. Он внимательно следил за процедурой, после чего поморщился и, не в силах больше следить за муками друга, вышел прочь. Послышался звук металла, звонко ударившегося о стену. По всей видимости, под ногу Финну попалась какая-то банка.
Постепенно спазмы начали проходить, позволяя измученному Ноа нормально дышать Он жадно хватал пересохшими губами недостающий воздух. Сэм сделала инъекцию в плечо. После всех страданий на этот комариный укус парень не обратил абсолютно никакого внимания. 
Он обессиленно опустился на лежак, чувствуя, как организм начинает погружаться в вакуум.
- Соберёшь меня по частям, как конструктор «Lego»?
Он попытался усмехнуться, однако шутка не прошла и в сложившихся обстоятельствах звучала крайне странно. Ноа отвернулся, уставившимся мутным взглядом в грязную стену, в которую упирался лежак. Внутри разрасталась буря, которую он был не в силах контролировать. Его выворачивали наизнанку, будоражили прошлое, которое он практически забыл. И парень не был уверен, что ему это нравится.
- Сэм, я…
Над каждым словом он совершал чудовищное усилие, буквально выдавливая его из себя.
- Я не знаю, что сказать. Не знаю, что делать и как себя вести, понимаешь? ПОНИМАЕШЬ ИЛИ НЕТ?!
Хриплый крик погрузил помещение в полнейшую тишину. За окном каркнул ворон, словно предвещая неладное. Дождь начал усиленно барабанить по остаткам окон. Дождевые капли просачивались сквозь осколки и дыры в досках, собирая из капель на полу небольшие лужицы.
- Всё слишком запуталось… нет, я слишком запутался…
Мысли блуждали в голове, Савой отчаянно пытался, но не мог связать их воедино. Это раздражало ещё больше. Он устал.
- Разве мы можем быть прежними? Осталось ли в нас хоть что-то от тех детей, которыми мы когда-то были? Господи…
Он плотно зажмурился, лицо парня перекосилось. Он приподнял руку и закрыл локтем глаза, плотно поджав губы и не позволяя слезам вырваться наружу.
Мужчина плакал… скрыто, больно. Все эмоции и усталость, которые копились у него внутри, мигом вырвались наружу, давая организму необходимую разрядку.
- Не надо… - он знал, что она попытается его успокоить, но обрубил попытку на корню. Возможно, слишком резко. - Просто заткни чем-нибудь эту проклятую дыру... в моем животе…
Дождь продолжал барабанить. За его хором многое можно было скрыть, включая человеческие эмоции, которые вливались в него единым солёным потоком…

+1

14

- Соберешь меня как конструктор Lego? – Ноа сморозил очередную глупость. Казалось, словно парень чувствовал себя не комфортно и не знал, чем занять паузу, поэтому каждый момент молчания старался заткнуть какой-либо шуткой. Выходило глупо.
Сэм уже не раз собирала его, разобранного, словно по частям: травма Ноа когда-то повлияла на них всех. Ноа было сложнее всего, а Саманта тогда решила не усложнять ситуацию. Как будто можно было сделать еще хуже…
Сейчас все снова так же?
Парень отвернулся к стене, как будто боясь взгляда девушки. Он повысил ослабевший голос. Получилось как-то надрывно:  Сэм, я…Я не знаю, что сказать. Не знаю, что делать и как себя вести, понимаешь? ПОНИМАЕШЬ ИЛИ НЕТ?
Наверняка, если бы он был здоров сейчас, то кричал бы, не в состоянии справиться с эмоциями…Сейчас его хриплый голос скорее походил на крик о помощи. Ноа сходил с ума где-то внутри, в состоянии излить лишь малую часть своих переживаний. Казалось, еще немного и парня начнет трясти от беспомощности и растерянности. Гонимая эмоциями и желание помочь и поддержать, Сэм хотела коснуться его плеча, но вовремя одернула себя, заставляя дослушать.
- Все слишком запуталось…нет, я слишком запутался…Разве мы можем быть прежними? Осталось ли в нас хоть что-то от тех детей, которыми мы когда-то были? – Ноа крепко зажмурился и закрыл лицо локтем. Его тело содрогалось от неудачных попыток сдержать эмоции, рвущиеся наружу. Ноа плакал.
Саманта замерла, сдерживая рой мыслей, гудящих в голове. Девушка с трудом сдерживала себя от того, чтобы сгрести Ноа в охапку и не дать ему жалеть себя. Почему жалеть? Пф...
Конечно же они уже не те...и уж точно не дети. Слишком многое повидали, слишком через многое прошли. Сэм уже не считала сколько смертей видела. Убивала ли она?...Она сама не уверена в ответе. Оставлять человека на верную смерть — это считается убийством? Наверное…
Девушка нервно сглотнула и втянула носом свежий из-за дождя воздух. Какой же черствой она стала. Отключи новую Сэм, девочка, вдохни полной грудью, почувствуй поступившие к горлу слезы, дай себе ощутить эти давно забытые эмоции. Доверься ему снова, перестань думать, что ты можешь положиться лишь на себя. Живи. Не существуй. Борись.
Неуверенным движением Сэм потянулась к Ноа, однако, парень, словно видел это. Он оборвал Саманту: Не надо…Просто заткни чем-нибудь эту проклятую дыру…в моем животе…
Сэм была отличным, понимающим другом, который вовремя мог дать взбучку и пнуть товарища в нужном направлении, но став девушкой Ноа, она потеряла ту решительность, которой обладала раньше. Саманта стала чуть более осторожна и избирательна в резких словах, думая, что наседать на мужчину не стоит, ведь так поступают лишь стервозные домохозяйки, желающие загнать мужчину под каблук, и, считая его своей собственностью, верно?
Именно поэтому они расстались. Сэм показалось, что Ноа легче справиться со свалившимися на него бедами, имея верного и иногда жесткого друга под боком, нежели понимающую и ласковую девушку. Что же сейчас?
Сердце бешено стучало в груди, тогда как мозг наконец не сопротивлялся этому волнительному преображению. Губы девушки нервно дрогнули, и Саманта поджала их. Парень лежал в прежнем положении, не глядя на нее и прикрыв глаза локтем.
- Мы уже не дети...Ты прав. От них мало что осталось, - девушка дышала ровно, будто контролировала каждый вздох, будто точно знала, что говорить и как себя вести. Внешне она казалась спокойной, - Те дети разучились верить и доверять...сейчас эти качества не востребованы.
Давая Ноа время прийти в себя, Сэм размяла несколько таблеток, которые ей дал Док и осторожно присыпала рану. Так делал отец, когда они ходили в долгие походы в детстве. Тогда он использовал стрептоцид, сейчас же, наверняка, есть более чудодейственные таблетки. Щипать или доставлять вообще какие-то ощущения они не должны. Поверх порошка была наложена влажная марлевая салфетка. Ноа напрягся и издал какой-то стонущий рык — ощущения были не из приятных. Когда Саманта положила еще один слой и надежно закрепила всю конструкцию лейкопластырем, Ноа немного расслабился и даже опустил руку, по-прежнему не глядя на девушку.
Бреннан молча закинула остатки медикаментов в рюкзак и сгребла весь мусор в сторону, - Повязку надо будет поменять через несколько часов, а пока тебе надо поесть и поспать.
Кажется, разговор был окончен. Занавес.

Тогда:
- Милый, тебе надо поесть, - Сэм уже некоторое время сидела рядом с Ноа и уговаривала его съесть хоть что-то. После травмы прошло уже несколько недель, Ноа отпустили домой. Вчера утром они были на приеме у врача и Савой услышал страшное: возврат в спорт невозможен.

Сэм помнит, как Ноа изменился в лице. Те несколько минут в кабинете у врача изменили все. Кажется, Ноа сгорбился, стал будто бы меньше, его глаза потухли. Несколько минут он о чем-то громко спорил с врачом, затем выскочил, хлопнув дверью и, еще коряво ступая на своих костылях, удалился. Сэм не посмела сразу пойти аз ним.
Теперь он почти не говорит. Фразы «Я ничего не хочу» или «Оставьте меня в покое» совсем не ободряют.
- Ноа, тебе надо поесть…
- Зачем? – парень оборвал ее на полуслове, агрессивно взглянув на девушку, - Зачем, Сэм? Мне нужны силы? Для чего? Скакать по дому на костылях? Или может быть доковылять до машины, чтобы вы меня куда-нибудь отвезли? Для чего все это, Саманта?
Плохой знак…Ноа никогда не называл Сэм полным именем. Красная тряпка выброшена. Ноа не останавливался.
- Ты не з… - начала было девушка, но парень вновь ее прервал.
- Не надо говорить мне, что я смогу восстановиться! После таких травм не возвращаются. Чудо, если я вообще избавлюсь это этого, - парень со злостью отшвырнул от себя костыль, «припаркованный» у кровати. Пластиковая конструкция звонко ударилась о тумбу и отскочила в сторону, громыхнув по полу.
- Ноа, ты не знаешь наверняка, - все же успела вставить Сэм, но парень тут же парировал и эти слова.
Его голос еще некоторое время разрезал тишину комнаты, и, в конце концов Саманте пришлось сдаться и выйти.

.....
- Я больше так не могу, Нора. Правда не могу. Кто я? Какое у меня есть право заставлять его? Он шпыняет меня как игрушку, сам знает что ему надо и делает именно так, как ему надо. Он или кричит на меня, или молчит…Что я могу ему сказать? Как помочь?
Саманта по-турецки сидела на диване, обвив диванную подушку ногами, и, лишь разводила руками. За почти две недели Ноа мало выходил из своей комнаты, редко общался с Сэм и Норой, а если и общался, то зачастую обрывками фраз или же на повышенных тонах, что ему было совсем не свойственно. Что творилось у него в голове, было вообще не ясно. Он реагировал на все как-то иначе, не как обычно и обе девушки, кажется, путались в своих домыслах.
Тяжело было всем. Сэм было тяжело вдвойне. Она была растеряна, не понимала, что делать и как себя вести. Надо было бы задать Ноа взбучку, распинать его, показать, что уже достаточно себя жалеть и пора вылезать из раковины. Которую он так искусно себе создал…Но может ли она?
Почему раньше все было так просто? Девушка не думала что сказать и сделать, ей было все равно как поведет себя Ноа, она лишь подставила бы другу вторую щеку и поддержала бы его что бы он ни ответил. Что же изменилось сейчас? Почему все изменилось?

- Мне кажется, тебе надо привести мысли в порядок…нам обоим, - руки девушки были спрятаны в карманы, где сжимались в плотные кулаки. Она решила расставить все точки над i и помочь Ноа сделать выбор. Им стоило расстаться.
О том, что они вместе сейчас напоминали лишь прежние счастливые фотографии на страницах фейсбука, на деле же Сэм вечно приставала к Ноа с просьбами куда-то выйти, чтобы сделать, а не сидеть целыми днями в доме. В ответ Ноа молчал или огрызался. Нору постигла примерно та же учесть.
Саманта выпила пару таблеток успокоительного, чтобы не разреветься перед парнем и теперь сидела в его комнате, пытаясь покончить с их отношениями.
- Будет правильнее дать нам время…разобраться. Наверное, не стоило переходить грань…
-  Да, - как обычно коротко отрезал ее мысль Ноа. Парень сидел полубоком к Сэм и вертел в руках какую-то книгу. Его взгляд был устремлен вперед. Кажется, он даже не моргал, - да. Так будет лучше. Наверное, мы поторопились. Все это было ошибкой. Нам лучше быть друзьями.
Он говорил так, словно уже давно размышлял об этом, и Сэм лишь помогла Ноа наконец произнести все вслух.
-Договорились, - лишь смогла выдавить из себя девушка. Уже не в силах сдержать слезы, Саманта поднялась и быстрым шагом вышла вон.

Сейчас...
Она придвинулась ближе и наклонилась над парнем, пытаясь заглянуть в его глаза. Неудачно. Ноа отчаянно не хотел смотреть на нее.
Сердце стучало ровно, иногда пытаясь броситься с нормального ритма в бешеное волнение. Дыханье девушки было сдержанным, будто осторожным. Сэм не знала правильных ответов, лишь была уверена, что не может повторить прошлых ошибки. Она знала, как надо поступить.
Пальцы осторожно коснулись отросших волос Ноа, зарываясь в них, как в теплый песок и мягко проводя по всей их длине. Внутри Сэм сжалась как испуганный ребенок, но та, кем она стала сейчас, держала марку: девушка казалась уверенной в своих действиях. Ее рука вновь коснулась спутанных волос парня и снова осторожно прошла по всей длине. Затем еще и еще раз.
- Старая Сэм меня многому научила, - наконец, так и не дождавшись пока Ноа повернется к ней, девушка тихо заговорила. Она не ждала ответа, не ждала никакой реакции. Хватит ждать чего-то в этой жизни.
Все, чего ты хочешь, надо делать самому, не рассчитывая на непонятные поступки других, не ожидая чего-то взамен. Просто бери и делай. Это сложно, очень сложно, ведь всю свою жизнь мы ориентируемся на других, мы ждем, что они ответят нам взаимностью, сделают то, чего мы сами хотим…а ведь так не бывает. Можно ли с этим смириться? Сэм попробует.
- Ты не один, Ноа. Теперь ты не один. Я не отпускаю тебя, слышишь? – две слезинки быстро соскользнули с глаз и сбежали вниз по щекам, оставив едва заметные тонкие дорожки. Сэм улыбнулась сквозь слезы и склонилась ближе, почти касаясь губами его уха, и прошептала, - И тебе не заставить меня уйти.
Ее слова звучали тихо, но девушка довольно четко произносила каждое слово. Ее рука по-прежнему осторожно и ласково порхала по волосам парня, а глаза жаждали ответного взгляда, но еcли Ноа не повернется…что ж…Сэм все равно будет рядом.

+1

15

За окном громыхнуло. Птицы, которые до этого мирно сидели на ржавых антеннах и чистящих под усиливающимися каплями дождя перья, нервно вспорхнули ввысь с характерным звуком.
Дождь продолжал усиленно барабанить по стенам ветхого винного завода, словно пытаясь сломить их и ворваться наружу, чтобы смыть всю пыль времён.
Свинцовые тучи окончательно затянули небо, отчего в помещении стало темно. Холод и сырость пробирали до костей, заставляя тело покрываться мурашками.
Ноа не шевелился, не хотел…
Сэм находилась рядом, и это беспокоило его, вскрывало старые раны, которые, казалось, давно покрылись коркой. Ему было больно, он страдал и не мог с этим справиться. Слабость поражала каждый мускул измученного тела, заставляя парня чувствовать себя полнейшим ничтожеством.
Он ждал её действий, был готов к любой боли, пусть она засунет в его рану раскалённый до бела прут, но только молчит при этом и не начинает копаться в его голове. Не сейчас, не сегодня… быть может, не в этой жизни.
Солёный ком вновь подкатил к горлу. Тело Савоя вздрогнуло, однако он постарался максимально скрыть это — лишь сильнее прижал локоть к глазам, не давая возможности просочиться наружу солёной влаге, столь предательски выкатывающейся из глаз.
- Мы уже не дети… Ты прав. От них мало что осталось.
Фраза, столь сухо сказанная Сэм, ранит больнее ножа. Скулы Ноа нервно передернулись, однако девушка не заметила этого — слишком сильно локоть прилегал к лицу парня.
- Сейчас эти качества не востребованы.
Контрольный в голову. Почему она делает ему так больно? Ведь прекрасно понимает, что это утверждение заденет его за живое. Ей всё равно? А ему? Если да, то почему сердце сжалось в тугой комок, а виски сдавило? Лицо вновь исказилось в болезненной гримасе.
Заткнись, Сэм… Я не хочу это слушать! Не хочу, слышишь?! Господи, неужели мы снова делаем это?! Зачем, для чего? ДЛЯ КОГО?!
Кулак свободной руки с трудом сжал ткань, служившую простыней на лежаке. Спустя секунду пальцы до бела впились в неё, поскольку к присыпанной ране приложили чистую повязку.
Ноа выгнулся и тихо застонал, плотно поджав губы и зажмурившись. Дыхание перехватило, но спустя несколько секунд спазм всё же отступил, позволив парню дышать нормально. Боль ушла, но вместе с ней пришло опустошение. Он погружался на дно холодной одинокой бездны, выбраться из которой не представлялось возможным. Вактаар тонул, но хотел ли он выбираться на поверхность?
Почему они не могут разобраться в собственных эмоциях и принять решение? Всё верно…
Ноа сделал глубокий сдавленных вдох, после чего столь же нервно выдохнул. Да, именно так. Они просто не хотели причинять друг другу боль. В этом вся причина. Они сближались и отдалялись каждый раз, когда их чувства испытывали перегрузку. Молодые люди окончательно запутались, а развязывать клубок никто из них не решался. Так глупо, но столь самоотверженно и бескорыстно одновременно. Они всегда жертвовали собой ради друг друга, подсознательно, не задумываясь об этом. Вот оно, зерно проблемы. Ноа мог быть эгоистом по отношению к кому угодно, но не к ней. Просто не мог…
- Как скажешь… - сдержанный скандинавский голос окатил Сэм своим холодом.
Ноа продолжал тонуть, и его рука больше не тянулась за помощью…

***

Тогда…

- Что произошло?
Нора буквально ворвалась в его комнату, тяжело дыша и сжимая дверную ручку настолько сильно, что, казалось, та была готова раскрошиться на сотни осколков. Младшая Савой была пунцовой от злости.
- Иди к чёрту.
Она знала. Дверь хлопнула с такой силой, что с полки, стоявшей неподалёку, повалились книги.
- Черта с два, ты, говнюк!
Она резко дернула его за плечо, заставив покачнуться и сильнее упереть костыль в пол. Нога слегка подвернулась, тело напряглось и вздрогнуло, парень шумно выдохнул.
- Какого хрена… - он процедил это сквозь зубы, попутно жмурясь от яркого света, пробивавшегося сквозь оконное стекло и играющего бликами на коже парня. Он терпеть не мог настолько ясное и безоблачное небо, терпеть не мог Финикс… Терпеть не мог свою собственную жизнь, которая превратилась в полнейшее дерьмо.
- Нет уж, а ну-ка посмотри на меня! - старший Савой не отреагировал, по-прежнему наблюдая за тем, как одинокий косяк птиц пролетал по кристально голубому небосводу. Они такие свободные… - Я сказала, посмотри на меня!
Она знала, что причинит ему боль, но все равно развернула парня к себе лицом и… застыла. На неё смотрела пара пустых, безжизненных и покрасневших глаз, давно утративших свою синеву  - она уступила место мрачному  пепельному небу, в котором не утихала буря, постоянно наполняя взгляд влагой.
- Посмотрела? Довольна?
- Ноа я… - Нора замялась. Её рука сжала плечо брата, одновременно пытаясь утешить его и удержать от очередной глупости. - Почему вы расстались?
Её вопрос повис мрачной тишиной в комнате. Ждала ли она ответа? Да, хоть и понимала, что шансы на успех невелики.
- Так надо.
- Не ври мне.
Нора положила вторую руку ему на грудь, чувствуя, как учащенно бьется братское сердце. В душе екнуло, заставив девушку нервно сглотнуть. Она поняла, что погорячилась. Разговор с Сэм открывал лишь одну сторону монеты. Теперь она могла видеть всю картину целиком.
- Я и не вру. Сказал же… - рука сильнее сжала рукоятку костыля. Ноа неуклюже развернулся лицом к окну, отбросив на сестру мощную тень. - Так было надо.
Она всхлипнула.
- Ты идиот, слышишь?! - удар пришёлся промеж лопаток. Парень не дрогнул, позволяя сестре выплеснуть наружу эмоции. Она не выдержала, обошла его и влепила пощечину.
Савой прикрыл глаза и приложил ладонь к покрасневшей щеке.
Нора  прикрыла рот рукой и несколько секунд всматривалась в брата заплаканным взглядом.
- В кого ты превратился? Я тебя не узнаю, Ноа! Совсем не узнаю…
Она выбежала прочь, захлопнув за собой дверь.
Он стоял сгорбившись, продолжая щуриться от яркого солнца. Мужская грудь безмолвно содрогалась.
В какой-то момент парень резко развернулся и запустил костылем в дверь. Промахнулся. Костыль угодил в книжную полку, заставив её рухнуть на письменный стол.
Ноа опустился на кровать и обхватил голову руками, вцепившись пальцами в волосы. Он плакал.
Нора безмолвно замерла за дверью, прижимая руку к сердцу…

***

Сейчас…

Он чувствует, как Сэм опускается рядом. Ноа пытается не обращать на это внимание, продолжая прикрывать глаза локтем.
Пальцы касаются его волос, осторожно массируя при этом кожу. Несколько раз Савой пытается отвернуть голову, но попытки тщетны. Он успокаивается и позволяет Сэм применить секретное оружие. По телу разливается приятное тепло, заставляя сердце наладить свой привычный ритм. Солёный ком получилось проглотить, но парень знал, что вскоре он обязательно вернётся, пытаясь прорвать «оборону» с новой силой.
- И чему же? - он продолжает тихо бубнить, отвечая на вопрос Бреннан.
Ответ заставил Ноа сдавленно усмехнуться, однако парень всё же поборол эмоции — только что обработанная рана быстро дала о себе знать.
- Зачем? - он вновь посерьёзнел, а голос приобрел неприятный металлический и хриплый отзвук, выдавая бурю эмоций, разрывающую парня изнутри. - Почему ты делаешь это Сэм? Особенно после всего произошедшего… Зачем хочешь быть рядом, когда я причинил тебе столько боли и продолжаю это делать? Разве когда-то мы не давали друг другу обещание, которое так и не смогли сдержать?

***

Тогда…

- Ой, простите, я вас не заметила. Помочь?
Стюардесса, опаздывающая на рейс, случайно зацепила чемоданом молодого парня, заставив того едва не упасть на холодный пол зала ожидания аэропорта.
Молодой человек успел вовремя ухватиться на поручень диванчика.
Лишь спустя несколько секунд стюардесса заметила, что под ногами парня валялась трость, на которую он до этого старательно опирался. Инвалид? От стыда она готова была провалиться сквозь землю, о чем свидетельствовала излишняя суета вокруг «пострадавшего» от её неуклюжести.
- Не стоит. Всё в порядке, правда.
Молодой человек тепло улыбнулся. Внешность его была необычной, она тут же подметила это, а акцент полностью подтвердил предположения. Фигура была подтянутой. Вероятнее всего, незнакомец увлекался спортом. Что же с ним произошло?
Немой вопрос повис в воздухе, но стюардесса не решилась его задать.
- Извините ещё раз, я…
Она не успела договорить. Регистрацию на рейс до Нью-Йорка объявили закрытой. Девушка судорожно взглянула на табло, понимая, что может в ближайшие три минуты потерять работу. Она странно улыбнулась парню, робко махнула рукой, после чего устремилась в проход для персонала.
Ноа Савой улыбнулся ей в ответ, поднимая трость, перенося на неё вес своего тела и разгружая тем самым больное колено. Его рейс задерживался из-за погодных условий. Над Осло завис циклон, из-за сильного тумана пилоты не видели взлётно-посадочную полосу. В аэропорту он торчал уже более четырёх часов.
- Тебя ни на секунду нельзя оставить, - Нора бесшумно подкралась сзади и широко улыбалась, держа в руках два стаканчика с капучино. Ноа с благодарностью принял напиток и сделал внушительный глоток, смакуя момент.
- Что поделать, девушки буквально падают к моим ногам.
- Ха-ха, - младшая Савой едва не подавилась кофе, толкнув брата в плечо. Он улыбнулся в ответ, однако Нора заметила некую нервозность в его поведении. - Она придёт…
- Откуда ты знаешь? - Ноа ухмыльнулся, добивая кофе и ловко отправляя пустой стаканчик в мусорку.
- Я не знаю, просто верю в это.
Их беседу прервал звуковой сигнал, после которого раздался неприятно режущий слух голос диспетчера:
- Уважаемые пассажиры, объявляется регистрация на рейс «Финикс — Осло», повторяю, начинается регистрация на рейс «Финикс — Осло»…
Ноа тяжело вдохнул. Нора скрестила руки перед грудью, внимательно наблюдая за братом. Он наклонился и поднял дорожную сумку. С тростью парень управлялся успешно, поэтому столь пристально за его коленом, как раньше, девушка не следила. Ей казалось, что постепенно Ноа начинал восстанавливаться. Он всё чаще пытался ходить без специальных приспособлений, что не могло её не радовать. Оставалось лишь залечить душевные раны. С этим было сложнее…
- Что ты сказал ей?
Она спросила в лоб, ожидая такого же честного ответа от брата. Несколько секунд Ноа делал вид, что старательно проверяет документы и билеты, но затем всё же решился…
- Что мы больше никогда не будем причинять друг другу боль…

***

Сейчас…

Её слова ранят, взрывают его изнутри, выворачивают наизнанку. От них хочется выть и скулить, словно побитому псу.
Он больше не сдерживается, а тихо плачет, избавляя себя от переполнивших чашу эмоций. Локоть становится слишком влажным, Савой не выдерживает и отводит его в сторону, тихо всхлипнув.
Её рука всё еще гладит его по волосам. Сэм будто пытается доказать, что вот она, здесь, рядом, что больше он никогда её не потеряет. Ноа знал это… знал всегда…
- Я… - он делает усилие, чтобы казаться сильным. Получалось с переменным успехом. Нужно было собраться. - Я никогда не хотел тебя заставлять…
Он наконец-то всматривается в девушку глазами влажного пасмурного неба, осторожно обхватывает её ладонь своей рукой, прижимая её к собственной щеке.
- Я не один…
Он сдался.

+1

16

Молчание затянулось. Казалось бы, повисшая пауза должна создать напряжение, тревожить, но тишина, разбавляемая шуршанием дождя по крыше, напротив, успокаивала.
Сердце Саманты сжималось от боли за Ноа. Он слишком многое пережил, слишком через многое прошел, совсем не задумываясь о своих чувствах, и сейчас он растерян. Эмоции, которые парень наверняка старательно запихивал в дальний угол своей души вдруг стали требовательно ломиться наружу, ведь Ноа не может так просто отказаться от прошлой, нормальной жизни, не может продолжать стараться ничего не чувствовать верно?
Саманта все еще сидела рядом и медленно гладила Ноа по волосам. Впервые в истории их с Ноа отношений, Сэм не хотелось сбежать, поддавшись эмоциям. Прятаться от проблем и сложностей – вот, что она всегда делала. Теперь же, той обычной, впечатлительной девочки уже почти не было, от нее мало что осталось.
Наконец грудь парня слегка дернулась, и Ноа убрал руку со своего лица. Он не сразу перевел покрасневшие глаза на Саманту, некоторое время упрямо всматриваясь в грязный потолок.
Ему нужно время. Наверняка ему нужно время. Он все поймет.
- Я…-неожиданно для Сэм заговорил Ноа, - Я никогда не хотел тебя заставлять.
Сэм показалось, что слова дались парню очень тяжело.  Нет, он не сомневался...может пытался осознать свои слова?
Заставлять? Он не хотел заставлять ее уйти? Тогда почему все так случилось? Почему они не могли найти общий язык, будучи самыми близкими людьми друг для друга? Девушка коротко выдохнула, уголок ее губ едва заметно дернулся.
Хотелось сказать так много. Например, что теперь все иначе. Они уже не те дети, которыми были пару лет назад. Несмотря на возраст, на наличие работы и взрослой жизни, до наступления катастрофы они оба были детьми, с незрелыми суждениями, мыслями и выбором. Теперь же все изменилось. За какое-то короткое время и Сэм, и Ноа прошли дикую школу жизни, где ценой любой, даже самой мелкой ошибки могла стать жизнь. Об их сложном пути, об этом взрослении им всегда будут напоминать не только физические, но и душевные шрамы, которые наверняка не позволят повторить прошлых ошибок.
Парень осторожно взял руку Сэм и приложил к своей щеке. Он сдался. Ноа поверил.
В эту же секунду сердце Сэм дернулось и ухнуло куда-то вниз, оставляя за собой трепещущую пустоту. В обычной ситуации там должны были порхать бабочки, но, возможно, они вымерли вместе с сотнями тысяч человек на этой планете.
- Я не один…
Саманта улыбнулась и осторожно наклонилась к парню, легко коснувшись губами его холодного лба. Сейчас девушка боролась с желанием не останавливать этот разговор, не терять той хрупкой связи, которая сейчас возникла между ними, однако, Ноа нужен был отдых, еда и вода. Его жизнь сейчас — самое важное для Сэм.
Девушка еще некоторое время сидела рядом с Ноа, медленно поглаживая его по голове. Она пыталась продлить этот спокойный момент. Говорить еще что-либо не хотелось. Это было лишним. Парень смотрел на нее уставшим, слегка затуманенным взглядом. Его ресницы то и дело медленно опускались и поднимались, словно Ноа боролся с вековой усталостью, которая разом навалилась на его плечи.
- Тебе надо отдохнуть, - ее рука все еще осторожно порхала по отросшим волосам Ноа, голос звучал спокойно и тихо, - Я побуду здесь, если ты не против...постарайся уснуть.
Саманта замерла на некоторое время, затем нерешительно наклонилась к Ноа, остановившись на полпути. Спустя короткое мгновение сомнений, девушка вновь наклонилась ближе, нежно касаясь своими губами его пересохших губ. Будто бы страшась спугнуть момент, губы девушки задержались на губах парня, а затем Сэм медленно отстранилась, внимательно вглядываясь в его лицо.

+1

17

Тогда…

Душевные раны просто так не проходят. Он знал это, поэтому на протяжении всего полёта сидел молча у иллюминатора, всматриваясь в свинцовые облака, которые стелились под ними плотным одеялом. Чем гуще становился их покров, тем острее Ноа ощущал приближение дома. Даже воздух стал совершенно иным.
Несмотря на то, что они выбрали эконом-класс, места хватало с лихвой. Рейс до Норвегии был далеко не самым популярным у избирательных американцев. По сравнению с солнечным Финиксом скандинавский Осло был абсолютной противоположностью. Но Савой жаждал вновь увидеть его и вдохнуть родной, пропахший настоящей северной морской свежестью воздух, услышать знакомые акценты в разговоре горожан, заметить ставшие столь любимыми вывески рыбных магазинчиков, пройтись по улицам, которые он знал наизусть.
Да, из Осло нужно было ещё добраться до родного Бергена, но родная земля манила с невероятной силой. Это сложно описать простыми словами, но Ноа буквально трясло от нетерпения.
Поджав к груди здоровую ногу, парень положил подбородок на колено и подправил наушники, в которых играла спокойная и печальная мелодия, тонко ассоциирующаяся со всем, что происходило у парня внутри.

«Hell to the liars
Here's to you and me
I look way above us
Seeing no one free...»
©

Резким движением он потёр глаз, в который попала длинная ресница, после чего шмыгнул носом и развернул козырьком назад бейсболку.
Голубые глаза окрасились в цвет пасмурного неба. Он не хотел смотреть влево, поскольку знал, что встретится с Сэм. Она сидела прямиком между ним и Норой. Младшая Савой специально решила сделать подобный ход «конём», за что Ноа был ей безмерно «благодарен».
Был ли он счастлив? Определенно. Сэм пришла в аэропорт в самую последнюю минуту. Это была первая их встреча за столь долгое время после расставания. Хотелось, чтобы всё прошло идеально, но… Вы же знаете, как это обычно бывает. Никто из них не смог подобрать правильные слова, так и застрявшие тугим комом в горле. В итоге компания молча прошла регистрацию и также молча погрузилась в самолёт.
- Вода, соки, газировка, чай, кофе?
Тележка с характерным звуком остановилось возле их посадочных мест. Стюардесса мило улыбнулась, заученным до автоматизма жестом указывая на всё многообразие напитков. Это заставило Ноа повернуть голову и освободить одно ухо от наушника. Сэм больше не пришлось притворяться, будто она спала. Нора же из всей компании проявила наибольший энтузиазм.
- Мятный чай, пожалуйста. Двойной кофе с молоком и воду без газов. Тебе же с лимоном, верно?
Ноа лишь усмехнулся, после чего воткнул обратно наушник, вновь уставившись в крошечный иллюминатор, по которому начинали барабанить крупные капли дождя.
- Ему с лимоном, да.
Нора едва ощутимо толкнула Саманту локтём. Савой заметил это боковым зрением. Сердце на краткий миг замерло. Она улыбнулась Норе, принимая стаканчик с любимым напитком.
На душе потеплело, а во влажных и вновь голубых глазах проскользнула счастливая искорка.
Да, всё именно так, как и должно быть…

***

Сейчас…

Слезы продолжали катиться из его глаз каким-то неуправляемым потоком. Ноа злился на себя: за собственную слабость, за собственное бессилие и черствость, которой Сэм не заслужила. Никто из них не заслужил.
Её губы касаются его лба. Ноа морщится и куксится, отчего его лицо искажается в вымученной гримасе. Больно… Чувства пронзают сердце раскалённым металлом, разрывая его на части. Он успел позабыть эти ощущения. Он успел забыть всё, что чувствовал до этого, поддаваясь лишь инстинктам выживания и самосохранения. Сейчас впервые за долгое время перед Бреннан вновь лежал тот парень, который некогда не боялся быть максимально честным и открытым. Сколько это продлится? Ноа не знал, но упускать момент не хотел.
Он осторожно обвил ослабевшими руками Сэм за талию, прижимая к себе и словно прикрываясь девушкой от внешнего мира, своим грузом успевшего поставить парня на колени.
- Прости меня…
Он шепчет ей на ухо такие ненужные и глупые слова. Он обнимает её так, словно боится очнуться ото сна и вновь оказаться в холодной, пустой, одинокой реальности. Барьеры окончательно рухнули, позволяя парню освободиться и выплеснуться наружу копившимся на протяжении этого мучительного года эмоциям.
Веки постепенно начинали тяжелеть, а взгляд затуманивался. Усталость и измождение давали о себе знать, клоня Ноа в сон. Он не хотел и боролся с этими ощущениями до последнего.
Сэм видела это, но продолжала поглаживать его по волосам. Запрещенный приём, который парень знал наизусть, любил и ненавидел одновременно. Он начал моргать чаще, не в силах больше сопротивляться окончательно покорившей его тело усталости.
- Но я не хочу… - он попытался сказать это максимально убедительно, но лицо Сэм оказалось предательски близко. Не вышло. Её губы замерил в опасной близости, а потом нежно коснулись пересохших губ парня поцелуем. Ноа шумно выдохнул, после чего ответил: робко, неуверенно, но искренне — насколько позволяли силы. Ради этого момента стоило жить.
Сэм отстранилась слишком внезапно. Ноа был не в силах больше открыть глаза. Веки стали слишком тяжелыми, окончательно приказав ему заткнуться и отдохнуть.
Голова Савоя скатилась на бок, после чего парень мирно засопел.
- Я думал, это никогда не случится, - Финн стоял в проходе, скрестив руки перед грудью и широко улыбаясь. - Рад, что наш спортсмен наконец-то вернулся в строй.
Парень посерьёзнел, наблюдая за спящим Вактааром. Браун несколько минут молча всматривался в лицо школьного друга, словно пытаясь найти в нём ответы на свои вопросы.
- Знаешь, если бы кто-то сказал мне, что Ноа станет таким… Не могу представить, что пришлось ему пережить, чтобы измениться настолько. Ведь это всё ещё он, верно?
Вопрос повис в воздухе. Финн видел, как Сэм неуверенно поджала губы и едва заметно подёрнула плечами.
- Не отвечай сейчас, - он понял свою ошибку, подошёл к Саманте и крепко обнял девушку за плечи. - Тебе самой нужно отдохнуть. Похожа на выжатый лимон.
Он отошёл, удобно устраиваясь на стуле, отсутствие четвертой ножки которого заменял деревянный ящик. По всей видимости в нём когда-то хранили овощи или фрукты.
- Я подежурю.

***

Дождь продолжал барабанить по зданию старого винного завода, погружая его в ореол мрака и таинственности. Трое друзей, которым удалось пережить ад и выбраться из него живыми, теперь мирно посапывали в помещении, ставшем последним оплотом их надежды и мечты…

0


Вы здесь » DC: A Game of You » The New 52 » Back on the Wagon


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC